Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
О ВАЖНОМ
    Куплю стаж на законных основаниях…
ПРИГЛАШЕНИЕ К РАЗГОВОРУ
    «Скинуться ребятишкам на книжки…»
ПРОШУ СЛОВА!
    Что же всё-таки не так?
ЕСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
    Поговорить за круглым столом
И Я ТАМ БЫЛ...
    Лес не любит слабаков
ЖИВЕТ ГЛУБИНКА
    Пока для нас его дороже нет
ПО ГОРОДАМ И ВЕСЯМ
    Сретенск
    Петровск-Забайкальский
    Газимурский завод
    Агинский округ
ЧТОБЫ ПОМНИЛИ
    Красновоенлёты
ТелеМАНИЯ
    «Война и мир». Полвека эпопее. Часть 1
ПО ЗОВУ ДУШИ
    Божьи птички Геворга Элояна
ПОМОГИТЕ НАЙТИ
    Размахнины из Размахнино
ЗАПОВЕДНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ
    Кому снится водяная ночница
ВЫХОД В СВЕТ
    Всё и сразу
ДОБРОЕ ДЕЛО
    Карты в руки
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Перед людьми и совестью права
НАША ГОРДОСТЬ
    Учителю и краеведу
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Каким он был и в памяти остался
СОБЫТИЕ
    Потушены топки, но сердце горит
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостинная
    Забайкальская вольная поэзия
ПОТРЕБИТЕЛЬ
    Сочи – город мифический
ФАЗЕНДА
    Сеешь просо – будешь богат
    По капельке, по капельке
Выпуск № 31 от 08.08.2017 г.
Размахнины из Размахнино
Письма с причудливыми почерками, непривычными обращениями, ерами и ятями попали к журналистам счастливым случаем – нынешний обладатель их, человек обстоятельный и серьёзный, посчитал долгом явить миру давнюю историю любви купеческой дочери и военного фельдшера Александра Размахнина. Письма писались на протяжении ряда лет в начале прошлого столетия. Но без вашей помощи, земляки, эту историю не допишешь.
    Делимся тем, что известно из писем и обрывочных сведений, найденных в архивных документах, что в свободном доступе. И просим помочь в сборе информации всех, кто знал или знает потомков и родственников четы Размахниных. 
    Александр Фёдорович в начале 20 века служил военным фельдшером в Маньчжурии (из-за ЧЕГО командировался, например, в Порт-Артур), затем – в с. Кайдалово. Милая его (в письмах он называет её Пошей), с которой вместе рос, проживала в родном и ему тоже Размахнино. Небольшое по современным меркам расстояние тогда казалось влюблённым непреодолимым. Спасали письма, которые каждый день посылали друг дружке. Всё в них – и сердечные перипетии, знакомые молодым всех времён; и бытописание; и рабочие моменты, которые мало отличались от тех, что отравляют жизнь докторам в современном здравоохранении (бумажная волокита, бюрократические препоны). Даже почта работала примерно как сейчас (весточки задерживались в дороге). 
    Письма сохранились, конечно, не все, и временные промежутки между некоторыми достигают десятков лет. Поэтому можем только догадываться, что разлучённые военным временем суженые всё-таки поженились. Ни злые языки, ни собственная горячность, рождённая ревностью и намерением родителей выдать девушку за поповского сына, ни препоны военного начальства дать разрешение на женитьбу не помешали. Молодые обвенчались, Александр Фёдорович стал работать в родном селе. Так, в Памятной книжке Забайкальской области на 1914 год в числе приёмных покоев 3-го военного отдела Забайкальского казачьего войска названы нерчинский на 10 кроватей, титовский (на столько же) и размахнинский, где участковым врачом, лекарем был Василий Михайлович Чунихин, повивальной бабкой – Елизавета Максимовна Кукушкина, а старшим медицинским фельдшером – Александр Фёдорович Размахнин. 
    «Проживая» вместе с ними непростое время, огорчаясь и радуясь, мы стали ощущать этих людей родными и близкими. «Твой Шура», – подписывал письма Александр, или «Твой верный слуга и горячо любящий тебя Александр Феодоровичъ Размахнинъ». 
    Было ли право читать столь сокровенное? Наверное уже да, поскольку самих авторов Нет – спросить не у кого, а чистота и искренность их отношений – чудо, которое нельзя запирать в стол, оставлять «до лучших времён». 
    Не всё удалось понять из написанного (если ямщики нам ещё знакомы, то некоторые другие приметы времени, видимо, исчезли бесследно). На этой почве случалось казусное. Одно из писем было подписано «твой Аруш», ответное на него – «Анихазма Р.». Дети 21-го века, мы, конечно, стали забивать необычные имена в поисковые системы. Что это? Может, литературные герои, популярные тогда? Интернет безмолвствовал. Уж потом осенило – анаграммы! «Шура» и «Размахнина».  
    И представьте, каково было в процессе поиска наткнуться на сайте Государственного архива (правда, Хабаровского края…) на запрос правнука (?) Александра Фёдоровича – тоже Александра. Из его короткого сообщения выяснилось, что фельдшер был репрессирован в 1937 году. Неужели недолгим было столь трудно доставшееся счастье? А может, тот фельдшер – всё же не наш?
    На указанный в запросе электронный адрес мы, конечно, направили письмо. Ждём ответа. Ждём и от вас хотя бы крупицы сведений. Такую историю нельзя оставить незавершённой.
    
    Елена Сластина
3d
Яндекс цитирования