Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
    Главная площадь Читы: преображение
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Поём хором
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Балей: даст ли золото вторую жизнь?
    От слов – к делу!
АКТУАЛЬНО
    Кто работает, тот не ест
ХОЧУ СКАЗАТЬ
    Как картошка может свиноводство развить
КАК ЖИВЕШЬ, ГЛУБИНКА?
    Время беду перемелет
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Моя малая родина – Сретенск
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    Будущее начинается здесь...
ТелеМАНИЯ
    Путешествие на планету бурь
НА СОБСТВЕННОМ ПРИМЕРЕ
    Сила – в неравнодушии
ВЫХОД В СВЕТ
    «Обезьяны, попугаи – вот компания какая!»
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
СРОЧНО В НОМЕР
    С поленницей на балконе
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
    Закрыть СПТУ – это преступление
И Я ТАМ БЫЛ...
    Конвейер социальных проектов
ФАЗЕНДА
    Уход за волосами осенью
Выпуск № 40 от 10.10.2017 г.
Сила – в неравнодушии
14 педагогов Читы будут награждены медалью «За безупречный труд и личный вклад в развитие муниципальной системы образования». Такое решение принято на заседании Думы г.о. «Город Чита» 21 сентября. Среди тех, чей многолетний добросовестный труд отмечен новой для города наградой, – учитель истории читинской СОШ №25 Тамара Васильевна Беспалова.
Детство

    Она родилась и выросла на Ангаре, в одном из самых маленьких городов Иркутской области – Свирске. Здесь расположено легендарное градообразующее предприятие «Востсибэлемент» – аккумуляторный завод. До сих пор проживает в Иркутской области родная сестра Тамары Васильевны, которая родилась в 1948 году, уже после войны.
    А на годы военного лихолетья Тамара с мамой, которая была простой труженицей, долгие годы работала в связи, оказались в небольшом селе Парфёново – туда муж и отец увёз их, отправляясь на фронт.
    Сам он принимал участие в боевых действиях на Халхин-Голе, перед этим закончил годичные офицерские курсы в Иркутске, а с началом войны их дивизию отправили в резерв Ставки, под Краснодар. В боевых действиях дивизия не участвовала.
    Долгие послевоенные годы это очень тревожило отца, обижало отношение власти. Документы периода Халхин-Гола были потеряны. Трудовой итог – пенсия – был для него иным, чем заслуживало их поколение, вынесшее на плечах все тягости лихолетья, прошедшее мясорубку войны.
    «Будучи коммунистом до мозга костей, он воспринимал всё очень болезненно, – вспоминает Тамара Васильевна. – И имея вот такую психологическую неустроенность, тяжело ушёл из жизни. С высоты прожитого времени я осознанно понимаю, насколько это было неправильно и обидно».
    Военное и послевоенное детство запомнилось неярким, трудным. Свирск не был районным центром, всегда были проблемы с транспортом. На весь городок – одна школа, куда дети добирались пешком, по зиме, со всех его краёв.
    Родители воспитывали через труд. У всех было своё хозяйство, приусадебные участки. Дети умели делать всё, вплоть до дойки коров. Жилось трудно, но то, что дали учителя, запомнилось на всю жизнь.
    «Я навсегда запомнила «три слова», которые пишутся через «з» – «здание», «здоровье», «зги», и обязательный мягкий знак в словах «мышь», «печь», «дочь» – так нам учительница вдалбливала эти уроки, – рассказывает Тамара Васильевна. – И удивляюсь, почему некоторые дети до сих пор не знают правило написания мягкого знака после слов женского рода, оканчивающихся на шипящую. Наш ориентир был – высоко поднятая планка».
    
Юность

    У Тамары было две подруги. Одна – из высланной в начале войны из-под Львова украинской семьи (позже девушка вышла замуж за военного, уехала в Германию, и их пути разошлись). А дружба со второй подругой продолжалась всю жизнь. Она окончила медицинский институт в Иркутске и предложила Тамаре перебраться в Читу. Хотя молодую учительницу, окончившую техникум, приглашали в Якутск. Но, если честно, всё равно, куда было им направляться. В Советском Союзе все города были равны, а все профессии – хороши.
    Родительский наказ студентке был прост: главное – учиться! Так и случился выбор города, определивший судьбу. Она всегда любила спорт. В Чите поступила в общество «Динамо». По ул. Полины Осипенко, там, где сейчас располагается краевое УВД, в подвале был тир. Туда девушка ходила с подружками стрелять из пистолета Макарова. Там она и встретила своего суженого. Навсегда остались в памяти эти первые дни – он был красавцем, она даже одежду запомнила – сиреневая шёлковая футболка.
    Вскоре родилась дочка. А когда девочке исполнилось семь месяцев, Тамара Беспалова сделала ещё один свой судьбоносный выбор – пришла устраиваться на работу в новую, открывшуюся в 1961 году школу № 25. Было 18 апреля 1963 года.
    «Принял меня Алексей Романович Копотилов, человек такта, мудрый человек, – вспоминает Тамара Васильевна. – Осмотрел критически: на руках у меня была семимесячная дочка, спросил: «И как ты будешь работать?» Я настойчиво сказала: «Буду!» Он немного подумал и кивнул. Приём на работу состоялся. Он устроил мне ясли. Жили мы на ЦРММ, эти неблагоустроенные деревянные дома до сих пор стоят по ул. Кислородной. Здесь располагался автобусный парк, центральные ремонтно-механические мастерские. В основном, в этом микрорайоне жили рабочие. Возле Читинки жили геологи, на Красной Звезды – штаб ЗабВО, в двухэтажных жёлтых домах – лётчики, потом уже, когда построили МЖК, приехали врачи».
    Думала ли она тогда, в 1963-м, что 25-я школа станет её жизнью, и она никогда её не покинет?
    «Во всяком случае, мне никогда не хотелось отсюда убежать, – улыбается Тамара Васильевна. – Здесь были близкие люди, с которыми я делила и радость, и горе. А с другой стороны, в нашей школе есть постоянство. И не только педагогического коллектива, но и директоров школы: Алексей Романович проработал 30 лет, Анатолий Фёдорович Ноздрюхин – более 20. Новый директор, Евгений Леонидович Кривошеев, – уже более 15 лет! И это не только привязанность, я считаю, есть какой-то дух в нашей школе! Было всё, через многое мы прошли, но никогда не предавали друг друга».
    
Завуч

    Тридцать лет Тамара Васильевна Беспалова была завучем по воспитательной работе. А когда в лихие перестроечные годы, а затем и в период реформ насильственно забрали у школы функцию воспитания, заявляя: «Школа не воспитывает, она оказывает образовательные услуги», она оказалась в числе тех учителей, которые так и не приняли эту «реформу».
    «И ведь провал не только в воспитании, – замечает отличник народного просвещения, «старший учитель», заслуженный профессиональный работник Читинской области Тамара Васильевна Беспалова. – Вот это ЕГЭ – тестирование, «метод тыка» – это же обезличка вклада людей в ту же экономику, в становление и развитие нашей страны, общества, народного хозяйства, образования, здравоохранения, культуры!
    Всё перевели в игру, и – заигрались. В игре можно заучить, но проникнуться игрой, пережить её, прожить, невозможно. А в советское время вот эти, как сейчас говорят, органы самоуправления, воспитания общества, закладывались исподволь, самой властью. На счёт каждого стоящего на учёте хулигана я должна была каждую неделю прийти в районо к заведующему и записать в карточке, какая работа за неделю с этим хулиганом проведена. Мы сейчас руководителей образования и не знаем порой, а тогда заврайоно знал лично каждого из нас!
    В микрорайоне работали инспекция по делам несовершеннолетних, депутатская группа, Совет ветеранов, клубы по месту жительства – это же структура!
    И я научилась сама разбираться с хулиганами. У меня была своя методика – по пульсу определять, воровал он или нет: лоб пощупаю, смотри на меня, говорю. Не может смотреть, значит, пакостил.
    Я всегда была на стороне порядка. Они знали, что я всегда найду родителей, и что родители всегда будут на моей стороне. Всё-таки вот это единство педагога и родителя должно быть обязательно. Я этому и классных руководителей всегда учила. «Я работаю на трёх работах, некогда…» – и уже в то время мы говорили такому родителю: «Конечный результат вашей работы – это ребёнок. Вам не надо будет три работы иметь, когда придётся передачки носить». И такое ведь было».
    
Смысл жизни

    Если спросить Тамару Васильевну про выпускников – это значит, писать отдельную статью. А то и две. Чего стоит одна только история с выпускником школы, ставшим водителем троллейбуса? Если Тамара Васильевна сядет к нему на Пушкинской библиотеке, откуда ездит все эти годы, то он обязательно остановится перед пешеходным переходом у школы, где и остановки-то нет, и откроет учительнице двери. «Клёво! Тамара Васильевна на своём троллейбусе приехала!» – кричат дети…
    Она ходила в милицию, если ребёнка задерживали. С метлой в руках проводила все субботники. Командовала лагерем в Атамановке из пяти школ Читы, плюс корпус на 80 китайцев – занимались колхозным трудом. Сколько было разных случаев – непростых. Но со временем она не считалась, всё отдавая воспитанию чужих детей. И, возможно, поэтому её многие помнят, и многие благодарны за науку.
    Другие времена уже. Не те её годы. Но, несмотря ни на что, Тамара Васильевна Беспалова остаётся в первую очередь неравнодушным человеком. В этом – её самая главная черта. В этом – её сила.
    «Не могу мимо пройти, когда сидят на подоконнике. Не могу мимо пройти, когда валяется бумажка, заставлю детей поднимать. И на улице не могу пройти мимо безобразия, – рассказывает она. – Вот пошла в хозяйственный магазин реечки купить на огород, смотрю – дядьку мутузят! И все мимо идут, даже мужики. Я не могу! Подошла, как заору на них! Своим педагогическим голосом-то. Они опешили, а дядька, которого мутузили, бегом убежал. Осталась я, – смеётся Тамара Васильевна. – Ну ничего. Обматерили они меня да и ушли».
    …Дочь Татьяна закончила школу, а затем с красным дипломом медицинский институт, в 27 лет защитила кандидатскую диссертацию. И дочку, и внучку Тамара Васильевна воспитывала трудом. Трудом она живёт и сама. Свободного времени по-прежнему нет, но очень любит огород. Не дачу – «это когда всякие коттеджи да барствования», а огород – простой, где много пота пролито и сил вложено.
    Какой она воспитатель своим? Или права поговорка про «сапожника без сапог»?
    Каждый день по три раза из Москвы звонит внучка. Вот и сразу после нашей встречи играет мелодия на телефоне Тамары Васильевны. Внучка – юрисконсульт крупной компании, но есть у москвички на бабушку и время, и желание говорить. Вот и ответ на вопрос... Я потихоньку прощаюсь. Не будем мешать их тёплому семейному разговору. Ведь в детях, – не только чужих, но и своих, – и есть смысл жизни.
    
    Мария ВЫРУПАЕВА
3d
Яндекс цитирования