Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
    Долгожданное оснащение
ПРИГЛАШЕНИЕ К РАЗГОВОРУ
    WWF: Защитим природу вместе
ЗНАЙ НАШИХ!
    В копилку рекордов
ГЛАС НАРОДА
    Вопиющая нищета
АКТУАЛЬНО
    Закон, чай с малиной и антибиотик
СЕЛЬСКИЙ ЧАС
    О чём болит душа фермера?
НА ТЕМУ ДНЯ
    Без мяса – дешевле, с мясом – вкуснее
Возвращаясь к публикации
    Постройки старины глубокой
ОПЕРАЦИЯ "ПАМЯТЬ"
    Дом-кораблик в Чите
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Посвящается всем комсомольцам XX века
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Кинолюбитель № 1. Часть 3
БЛАГОДАРНОСТЬ
    Спасибо за квартиру!
ХОЧУ СКАЗАТЬ
    Хищники на генном уровне
ВЫХОД В СВЕТ
    На любой и вкус и цвет
НУ И НУ
    За здоровый образ жизни
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
СПРАШИВАЛИ - ОТВЕЧАЕМ
    Счётчик врёт, а я плачу
ЗДОРОВЬЕ
    Шишки, хвоя и смола – силу нам сосна дала
ФАЗЕНДА
    Вечернее чаепитие
Выпуск № 48 от 05.12.2017 г.
Дом-кораблик в Чите
В Чите среди старожилов города долго ходила легенда, что ещё до революции кто-то построил необыкновенный дом, похожий на корабль. Стены его были срублены так, что напоминали обшивку судна, четко различалась корма. Его так и прозвали – дом-кораблик. 
    Однако чёткого мнения о его местонахождении не было. Говорили лишь, что находился он где-то в нагорной части города. Его искали, но не нашли, и поэтому считалось, что дом-кораблик до наших дней не сохранился. Но оказалось, что он «спрятался» на тихой улочке, сохранившей своё первоначальное название, – Нагорная, 38. Для любителей старины он известен как «дом с рыбками» (из-за рыб, вырезанных по карнизу). Правда, за несколько капитальных ремонтов на протяжении века его так перестраивали и переделывали, что он потерял первоначальный вид.
    В семидесятые годы XX века при Читинском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры организовали архитектурную секцию. На неё многие читинцы возлагали надежды в деле изучения и сохранения памятников деревянного зодчества в Чите и Забайкалье. И вот в секцию по рекомендации одного из тогдашних старожилов города, Константина Цуканова, из Эстонии пришло письмо от некой Светланы Михайловны Тимохович, дочери первого владельца этого дома.
    Оказалось, что дом-кораблик принадлежал «учёному агроному» Михаилу Михайловичу Тимоховичу. Он родился в дворянской семье. После окончания Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства в Варшаве получил звание агронома первого разряда. В 1910 году перевёлся в Читу, в Горное управление Нерчинского округа. Работал заведующим земельно-лесной частью округа, имел чин коллежского советника, считался очень способным и хорошим организатором, а по характеру был правдивым, честным человеком, за что получил прозвание бессеребреника. Не поладив со своим начальником, в 1912 или 1913 году вышел в отставку. Затем работал в землеустройстве в Чите, а в 1916 году перешёл в переселенческое управление на должность заместителя управляющего, где в это время под фамилией Василенко работал скрывавшийся после побега с каторги известный впоследствии советский военачальник М.В. Фрунзе.
    Михаил Михайлович имел большую способность к рисованию, лепке, резьбе по дереву, был хорошим фотографом, страстно любил природу, цветы, животных. Все свои способности он применил, создавая в 1910 году дом-кораблик.
    «Кораблик, – писала Светлана Михайловна автору этих строк, – это и есть наш дом. Его в Чите звали «дом с рыбками» – из-за рыб на карнизе дома, и «дом с корабликом», так как на одной из башен на крыше, на высокой мачте, был прикреплён вырезанный из дерева парусный корабль». По замыслу Михаила Михайловича, дом изображал дворец морского царя. Отсюда и корабль наверху, и рыбы, и водяные лилии. Рыбаком же Тимохович никогда не был, как можно сначало подумать. Дом по проекту самого Тимоховича строил частный подрядчик Комаров. Строительство обошлось в двенадцать тысяч рублей. Деньги же эти Михаил Михайлович взял в кредит в банке и восемь лет, до продажи дома, платил проценты и выплачивал долг. Деньги, полученные за дом, тоже ушли на уплату долга.
    Из фотографий внутреннего убранства комнат, присланных Светланой Михайловной, видно, что фантазия Михаила Михайловича была неудержима. Для своей жены Анны Густавовны он придумал письменный стол в виде трёх книг с сетью цветов и листьев водяных лилий сбоку, а по углам – резные фантастические лица Стул к нему – лист водяной лилии, спинка – камыш и листья, ножки стула – лапы животного. Другой стул – в виде арфы. Была и настольная лампа – большая сидячая лягушка с поднятой вверх головой. И всё это было выполнено из карельской полированной берёзы с тонко продуманной резьбой.
    Михаил Михайлович очень любил цветы, и особенно белую гвоздику и белую водяную лилию. Стены всех комнат были покрыты накатом в виде этих цветов. Ими же вышиты все шторы и занавески. Кругом была масса живых цветов, даже зимой.
    Дом окружал сад с бассейном, где водились живые рыбки, и двумя оранжереями. В саду Михаил Михайлович ставил опыты, результаты их обобщал и отсылал в журнал «Прогрессивное садоводство и огородничество». Даже на крыше дома находилось три цветника. Отсюда, со встроенного балкончика, над которым парила опять-таки вырезанная из дерева чайка, Михаил Михайлович любил наблюдать грозу. Свой сад он называл «Даурия».
    При доме всегда было много животных: кролики, морские свинки, кошки, собаки и даже ослик, на котором катали детей. В этом доме часто бывал друг М.М. Тимоховича Алексей Кириллович Кузнецов, основатель Читинского краеведческого музея и Забайкальского отделения Русского Географического общества, страстный фотограф, создавший прекрасный альбом старой Читы. Среди этих открыток есть и «дворец морского царя» Михаила Михайловича Тимоховича.
    С того времени прошло сто лет. Сейчас от былой красоты, пришедшей к нам из чудесной сказки, остались лишь окна с лилиями да стайки рыб, напоминающие о прежнем величии этого «дворца морского царя». Плохую услугу оказали ему люди, постепенно уничтожая то, что является эстетическим наследием поколений.
    Город обновляется. Рядом уже возвышаются современные «многоэтажки», но то, что осталось от дома-кораблика, ещё сохраняется. Правда, вид его желает быть лучшим.
    
    Геннадий Жеребцов, историк, краевед
3d
Яндекс цитирования