Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
    Министр осталась довольна
ДОСЛОВНО
    Спасите ДК! Спасите село!
О ВАЖНОМ
    Про «ку-ку» и не только
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
    Награды за достойную работу
НАШИ ЛЮДИ
    Оптимизм – её лекарство!
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    Я праправнук знавшего Варлаама…
    А входили в тройку крупнейших…
ПРОБЛЕМА
    Кулусутай хуже Мурманска?
КРИК ДУШИ
    Верните школу
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    «Шумит, не умолкая, память-дождь…»
ТелеМАНИЯ
    Эта вечно весенняя «Весна». Часть 2
МУЖСКОЙ УГОЛОК
    Ремонт «салонной» иномарки: где лучше?
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    С дымком!
ВЫХОД В СВЕТ
    «Весенний променад»
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    История длиною в век
ЖИВЕТ ГЛУБИНКА
    Вместе мы – сила!
    Нашему Улан-Цацыку – 90 лет!
ПРОШУ СЛОВА!
    «Чернобыльцы» просят помочь
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    «Нам песни слагать в дни торжеств и минуты печали…»
Выпуск № 11 от 13.03.2018 г.
Слово учителю
    Наша школа существует с 1985 года, и с самого своего открытия в учебной и внеклассной работе широко применялось историческое краеведение. Поэтому за эти годы сформировался целый музей, хотя официально он у нас не числится. С юным краеведом Игорем Гусевым мы хотели бы рассказать о некоторых событиях из истории нашего посёлка, используя накопленный материал.
    Удивительно то, что почти на наших глазах некоторые объекты посёлка исчезают и остаются в памяти жителей, а новое поколение об этом уже и не знает. В качестве примера можно взять Оленгуйский лесопромышленный комбинат, который считался одним из лучших предприятий области. 
    Основным занятием жителей посёлка была заготовка леса, сплав по реке, переработка, а затем его сбыт. Ещё в 1918 году предпринимателем Нейманом Львом Ильичом был построен лесопильно-мукомольный завод, который просуществовал до его национализации органами советской власти в 1921 году. Лесосырьевой базой были лесные угодья по реке Оленгуй, где заготавливался лес и сплавлялся к месту переработки крестьянами, работавшими по договору. В те годы были заложены основы деревоперерабатывающей промышленности в нашем посёлке.
    В дальнейшем предприятие пережило множество изменений и реорганизаций. Например, с 1920-го по 1926-й гг. предприятие именовалось «Дальлес». Руководителем всех работ в то время был подрядчик Светлаков. Сбыт леса осуществлялся в Чите по железной дороге и частично гужевым транспортом.
    В 1933 году был построен лесопильный завод по переработке круглого леса, которым руководил Константин Петрович Дмитриев. Через год воинской частью был построен железнодорожный тупик на лесобиржу для подачи железнодорожных вагонов. 
    В 1937 году организовалась Читинская область и Читинский леспромхоз. В 1947 году произошло слияние Читинского леспромхоза с лесозаводом на станции Новая. Предприятие стало именоваться лесокомбинатом. Первым директором был назначен Клепиков. Лесокомбинат претерпел множество изменений. В 1961 году Читинский леспромхоз и сплавная контора были ликвидированы, на их базе был организован Оленгуйский лесопромышленный комбинат (ОЛПК). Первым директором был Пётр Максимович Кущ, затем Хлызов, а с 1967 Владимир Яковлевич Руник. 
    Такова история создания и развития ОЛПК. 
    Оленгуйский лесопромышленный комбинат на протяжении многих лет был сердцем посёлка. На предприятии трудилось более 1500 человек. Выпускали пиломатериалы, клеёногнутые конструкции, шпалы, оконные и дверные блоки, технологическую щепу. Продукция была хорошо известна за пределами области. Сборные домики, выполненные в северном варианте, пользовались большой популярностью у строителей БАМа и геологов.
    В годы перестройки начался постепенный развал предприятия, и в 2000 году комбинат прекратил своё существование. 
    В течении 2-х лет юный историк Игорь Гусев собирал материал о создании и развитии ОЛПК, встречался с тружениками комбината, и сегодня мне бы хотелось представить мнение молодого поколения о том, к каким последствиям привело закрытие  только одного комбината в истории нашей страны, и как это отразилось на судьбах простых людей.
    Татьяна Николаевна Ульзутуева, учитель истории МОУ СОШ пгт Новокручининский

А входили в тройку крупнейших…
От редакции: Этот материал наиболее интересен тем, что подготовлен подростком, учеником 9-го класса. Редко кто предполагает такие заботы и мысли в современном поколении.
    Что сделалось с нами?
    Опомнитесь, люди!
    Куда вы идёте?
    И что с вами будет?
    В стране беззаконие,
    Разбой и разруха.
    Преступность повсюду
    Расправила руки.
    Заводы стоят,
    Не работают люди.
    Что сделалось с нами?
    И что с нами будет?..
    
    Стихотворение моей односельчанки Елены Михайловны Дутовой, написанное в девяностые годы, очень точно отражает тревогу и страх людей в переломные моменты истории. К сожалению, сегодня многие люди полагают, что прошлое никак нельзя изменить, а потому не следует забивать голову давними событиями и датами. Но крупнейший российский историк В.О. Ключевский утверждал: «Прошлое надо знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, оно не умело убрать своих последствий».
    Поэтому я решил встретиться со своими односельчанами, чтобы на конкретных примерах показать, как кардинальные изменения в обществе отражаются на судьбах простых людей. В качестве примера я взял Оленгуйский лесопромышленный комбинат, который был крупнейшим предприятием в районе до того, как прекратил своё существование в девяностых годах. На мою просьбу поведать о тех далёких и в то же время совсем недавних событиях откликнулись: Тамара Петровна Русина, Виктор Иванович Слюсарев и Анастасия Николаевна Уварова.
    
Уварова Анастасия Николаевна
(работала в Новинском ЭКСКИДе с 1977 по 1997 гг. Занимала должность начальника цеха клеёногнутых конструкций с 1987 года).
    
    – Анастасия Николаевна, правда ли, что на территории всего СССР было всего три подобных предприятия?  

    – Да, помимо нашего, были предприятия в городе Волоколамске (Московская область), где производились клеёногнутые конструкции, и комбинат в Архангельске, где производились прямолинейные балки. Цеха нашего предприятия были способны выпускать конструкции обоих видов.
    
    – В каком году вы ушли с комбината?

    – Я уволилась в 1997 году, но в то время мы в цехе клеёногнутых конструкций уже не клеили, потому что когда комбинат не выдержал условий рынка, то зарплаты перестали выплачивать, и рабочие стали расходиться – такова жизнь…
    
    – Как считаете, почему комбинат прекратил существование? 

    – Очень подорожало топливо, из-за чего вывозка сильно подорожала, заготовка велась за 100–200 км от комбината, что также замедляло производство и отражалось на стоимости продукции, да и в целом это были очень трудные времена. 
    Мне очень жаль: мои лучшие годы прошли тогда, когда я работала на комбинате. Мы были молоды, всё было интересно. Иногда доводилось решать не только производственные вопросы, ведь было много молодых семей, многим требовалось место в детском садике, или же люди нуждались в жилье, и всё решалось сообща, все были довольны и счастливы. 
    
    – Считаете, что перестройка и передел системы управления в стране не привели ни к чему хорошему?

    – Да. Ведь можно было на базе цехов организовать что-либо, но увы… Комбинат мы не сохранили.
    
    – Больше всего в этом виноваты сами рабочие или же руководство?

    – Не думаю, что здесь кто-то конкретный виноват. Виновата сама обстановка, ведь и сами специалисты до конца старались сохранить предприятие, но материальный стимул – вещь не последняя, а когда НЕЧЕМ стало платить зарплату, люди были вынуждены искать новые места для трудоустройства. 
    
Слюсарев Виктор Иванович
(трудился в цехе клеёногнутых конструкций бригадиром).
    
    – Была ли работа на комбинате востребована?

    – Да, считай, вся Новая там работала. Тут и разделка шла, и распиловка. Два участка было, два цеха, шпалозавод, три ПЛХ разделочных, домостроительный цех. Одним словом, производство было большое. Дома в посёлке строили. Дом, в котором я живу, тоже комбинат строил. Одно время даже в Японию брус поставляли. Всё по уму было сделано. 
    
    – Вы считаете, что комбинат сам себя изжил?

    – Если бы более экономно к лесу относились, то он намного дольше бы просуществовал. А так, сокращение пошло, и начался развал. По всей стране он шёл, что тут сделать?..
    
    – Значит, комбинат не смог пережить всех тех перемен, которые обрушились на страну, и не будь их, комбинат и по сей день мог бы существовать? 

    – Конечно. Если бы комбинат был законсервирован, как в посёлке Дровяная сделали, он и по сей день бы работал. Предприятия закрылись – закрылись и детский садик, и больница и т.д. Но жили же хорошо, всё было организовано, как следует. Но это политика, нам этого не понять… 
    
Русина Тамара Петровна
(живёт в Новокручиниске с 1980 года, работала в ОЛПК браковщиком на разделке древесины, а затем была назначена на должность бракёра в цех клеёногнутых конструкций).

    – Наверное, перестройка к этому привела. Мы же работали, работа была, ну, не сохранили… Скорее всего, произошло это, потому что нерентабельным стало производство, поэтому стали уменьшать объёмы, цеха закрывать. Хотя, если всё же глубоко смотреть, то неправильно было построено хозяйствование, не по-хозяйски относились ко всему, я так думаю…
    
    – То есть виновато руководство комбината? 

    – Руководство, с одной стороны, но и мы, наверное, тоже… Ведь руководство одно, без рабочих, как оно?
    
    – Значит, и рабочие не сильно дорожили предприятием?

    – Не то, что не дорожили, просто не понимали, к чему это всё может привести, что и без работы люди останутся. Думали, что ничего такого не будет (не может быть), но, тем не менее, к этому пришли…
    Вот такой разговор сложился у меня с односельчанами. Если старшее поколение и так помнит, как всё это было, то молодёжи, думаю, будет полезно хотя бы узнать, какое значение имело наше предприятие в экономике края и страны; как и чем жили наши родители и деды. 
    О последствиях закрытия предприятия – социальных, экологических и других – расскажу позже.
    
    Игорь Гусев, ученик 9 класса МОУ СОШ пгт Новокручининский
3d
Яндекс цитирования