Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Новости недели
    Акцент недели
    Выборы: предварительные итоги
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    «Нам не нужен миллион овец...
ПРОШУ СЛОВА!
    Чабанские дальние зори
ДАТА
    Великолепная семёрка
ГРАЖДАНСКИЙ ФОРУМ
    Сила – в людях
    Кто останется на «территории будущего»?
БЕЗ РЕТУШИ
    С такими учителями у нашей земли есть будущее
ТелеМАНИЯ
    Экипаж ангелов неба. Часть 2
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Рыбацкий минимум
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Кролик Паша
ВЫХОД В СВЕТ
    «Чистые игры» на берегах Забайкалья
ЮБИЛЕЙ
    «100 лет прожить – не поле перейти»
ПО ЗОВУ ДУШИ
    Трудовая слава Кокуя
1941-1945
    Немеркнущая слава снайперов
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
СМЕЛО ЗА ДЕЛО!
    Думайте сами, решайте сами: Иметь или не иметь!
ЗДОРОВЬЕ
    «Здравствуй, милая картошка…»
ФАЗЕНДА
    Как правильно посадить ранетку
    Райские яблочки
Выпуск № 37 от 11.09.2018 г.
Кто останется на «территории будущего»?
6 сентября. Краевой гражданский форум. В Большом зале краевой филармонии прямо перед глазами многообещающее «Забайкалье – территория будущего», а в голове – разговор с участником площадки «Молодёжь и социальное партнёрство» из посёлка Агинское. Эти много раз слышанные рассказы на тему «где, кроме Забайкалья, жить хорошо» – уже давно самая злободневная для края тема. Честно говоря, иногда от них становится не по себе. А ну как останется забайкальский форпост без людей, и никакой аренды с китайским соседом заключать не надо? С января по май 2018 года край покинули 2646 человек, и этот показатель идёт на снижение. Годом ранее цифра была больше.
    – У нас из посёлка идёт очень большой отток, причём уезжает трудоспособное население. Можно сказать, половина Агинского в Корею уехала. У меня родственник попал туда на Олимпиаду и остался. Устроился на завод, точечной сваркой занимается. Заработать там можно до 36 тысяч в день, представьте, что это за деньги для учителя из Агинского. На полях там вообще до 100 долларов в день можно получить.
    Он показывает фото в телефоне. Молодой парень из агинских степей на фоне всемирно известной надписи «Голливуд».
    – Это сын тёти Баирмы, он уже 12 лет живёт в Кливленде, через год получил гражданство. Там всё просто, например, работая в гостинице, можно получить 6 долларов за час. А в Корее наши два месяца могут находиться на нелегальном положении и заработать так, что можно все кредиты закрыть.
    
Про материю и сознание

    Под этот рассказ в зале идёт так называемая дискуссия, в общем-то, заострённая только на одной избитой донельзя теме – финансовая поддержка молодёжи и волонтёрского движения. Для молодых волонтёрство не только на альтруизме замешано, но и на желании проявить себя, вскочить в так модный сейчас «социальный лифт». «Почему у забайкальских волонтёров нет материальной возможности для участия во всероссийских мероприятиях, где набираться опыта?» – вопрос от представителя медицинской академии. Ответ предсказуемый, но с надеждой: вот будет разработана в крае стратегия молодёжной политики, глядишь, и финансовая поддержка появится. Такое оно, современное «тимуровское» движение. Это там тайком помогали, а сейчас ещё и за опытом и общением надо подальше съездить, как говорится, в благодарность за труды. Последнее совсем не в обиду молодым, просто время сейчас совсем другое. Случается, что таланту из глубинки даже на краевую олимпиаду выехать проблематично, а по линии образования финансирование на эти цели ноль. Вся надежда на родительский кошелёк. Так что спорить, что первично – материя или сознание, не приходится. Вот и толкает жизнь людей с насиженных мест в поисках лучшей доли, так что есть что послушать и над чем подумать.
    
Вопреки тенденции

    Сергей В. (имя и инициалы изменены) живёт в Нерчинске. На шестом десятке планировал обосноваться в Краснодарском крае, но махнул рукой на то великолепие и вернулся обратно. Хотел быть поближе к морю и детям, а дети целыми днями на работе, да и какая сейчас проблема с общением? Зайди в интернет и увидишь. Если про море, то найти на вожделенном берегу чистый уголок – целая морока. «У нас пять минут, и ты на чистом берегу Нерчи, а там кругом народ, место для отдыха ещё поискать надо. Да и море грязное, не наша речка. И вообще привыкли мы в Забайкалье к просторам, можно сказать, тут у нас воля». Вот так выглядит мнение человека в возрасте. Хотя есть примеры и помоложе. Вадиму Попову – 36 лет. Уроженец Абхазии после получения образования работал в Москве, а потом перебрались на родину жены – в Нерчинск. Привыкание было непростым, зато теперь желаний-мечтаний уехать из Забайкалья нет и в помине. Даже работа в сельской местности устраивает.
    Анастасия Чащина живёт в Омске. Переехала после окончания медицинской академии и на вопрос о сравнении говорит: «Боюсь, моё мнение необъективным будет. Я же коллегам и знакомым все уши прожужжала, рассказывая о Забайкалье. На равнине сильно по сопкам скучаю, в дороге только и жду, когда же они начнутся. Как врач, скажу: климат там, конечно, помягче, нет таких перепадов температур, зато пасмурных дней и дождя со снегом хоть отбавляй. Уже через два года наши морозы и летнюю жару с сухим воздухом начала с ностальгией вспоминать. Приезжаю каждое лето, Нерча тёплая и чистая, а в Иртыше даже купаться нельзя, настолько река загрязнена промышленными стоками. Конечно, для многих людей приемлем тот климат, где человек родился и вырос сам или даже его родители. Вернуться теперь уже не получится. У мужа в Омске родители, и наш климат ему не подходит. Скорей всего, многие по этой причине и не возвращаются, да ещё и квартирный вопрос мешает. Это в советское время было проще: приехал, выделили квартиру, а сейчас нужно продать, и желательно так, чтобы приобретённый вариант был равноценным. Кстати, и образование в Чите получила хорошее: на выпускников Читинской медицинской академии, можно сказать, спрос».
    А если озвучить мнение человека, всю жизнь прожившего в селе, то как-то в разговоре со старожилом маленьких Правых Кумаков тётей Валей Бянкиной услышала: «Но вот чего они все из деревни в города побежали, дома побросали. За землю надо держаться, она всегда прокормит, а теперь молодёжи в деревне практически не осталось».
    
В Забайкалье и Россию… за рублём

    Приток и отток на современном этапе – как две чаши весов. В 2017 году почти десять тысяч человек переехали на постоянное место жительства в Читу. Во многом этому способствовала программа Забайкальского края по оказанию помощи соотечественникам, проживающим за рубежом. Наибольшее количество переселенцев прибыло в краевую столицу из Таджикистана, Армении и Украины. Число мигрантов за прошлый год почти на 40% от общего числа повысило прирост населения Читы. Что гонит таджиков в Россию? Читаю откровения таджикского гастарбайтера (по случайному совпадению тоже педагог, как и наш агинский земляк, зарабатывающий в Корее), опубликованные в газете «Труд». Собеседника зовут Фарух, он приезжает на заработки в Москву. «У меня дома, в посёлке имени 8 Марта, что недалеко от Душанбе, большая семья. Шесть детей. Старшая дочь Рузигул учится в Душанбе в институте на компьютерном факультете. Каждый месяц обучения стоит 200 долларов. Манучир, Мухамед, Азиза и Беруз занимаются в школе. За каждого надо ежемесячно платить в переводе на ваши деньги 150 рублей и ещё по 100 рублей на занавески, уборщицу, ремонт, не считая стоимости учебников, формы. Всё тоже надо покупать. Есть ещё дочь Фариза. Ей пять лет. Жена Раджавгул работает, – продолжает излагать простые секреты домашней экономики мой собеседник, – на уборке хлопка. В месяц получает 800 рублей. Если я не заработаю, не переведу деньги, как им жить? Бросил семью ради детей».
    Фарух готов на всё. Он может копать землю, бетонировать, укладывать плитку, монтировать электрику, белить, красить, собирать панели.Работать, если надо, по 14–16 часов в день. Хотя в прошлом он – школьный учитель русского языка. Как классный руководитель, получал до 5–6 тысяч рублей в месяц, пока не решил отправиться в Россию. За Фарухом потянулись его родные младшие братья – Бек, Максим.
    Копают траншеи, месят бетон вместе с Фарухом его коллеги-учителя. Тош Нуров, Шукуру Мухубуло – оба закончили русский литфак в пединституте имени Шевченко в Душанбе. Приехал на заработки в Россию ещё лет десять назад главный врач Гиссарского района Насим Ходжаев. Уважаемый человек предпенсионного возраста. Строит сейчас вместе с сыном Парвизом, который тоже закончил медицинский институт, коттеджи в элитном подмосковном поселке. Обычно земляки назначают Насима бригадиром. А бывший лекарь, если надо, их бесплатно лечит, делает уколы, рекомендует лекарства.
    
Посмотреть – да, жить – нет

    Анастасия с мужем переехали в Москву. Перспективному специалисту предложили место в столице. Обосновались в Химках. Всё хорошо, только дети отца не видят: утром ещё спят, а вечером уже спят. Время отнимают дорога и работа. Жалеет ли о переезде, и что изменилось? Вряд ли кто-то, сменивший место жительства, признается, что больших перемен нет, да и переезд, согласно народной присказке, сродни пожару. После окончания работы площадки задержалась возле Александра Мостового. Второкурсник ЗабГУ работает в студенческом стройотряде. В качестве проводника побывал в Адлере, Москве, Анапе. «При возможности уедешь из Забайкалья?» – «Посмотреть – да, жить – нет. Я несколько лет жил в Омске, дедушка вообще из Питера, приехал в Петровск-Забайкальский по распределению, да так и остался. Вот и я никуда не собираюсь с наших просторов. Теперь вот домой в Петровск могу по железнодорожному требованию ездить, наш отряд проводников – самый многочисленный, и среди моих знакомых не так много тех, что куда-то уезжать собираются». Редкий ответ от молодого человека немного успокоил. Ну какая же территория будущего без людей?
    
    Татьяна Гусева
3d
Яндекс цитирования