Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
О ВАЖНОМ
    Аптечка для бурёнки
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ
    «Земля», с победой!
АДРЕСА ДОБРЫХ ДЕЛ
    «Мы помогаем людям вернуться домой»
ДАТА
    Говорит и показывает Чита
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Ратная слава Журавлёва
ДОБРАЯ ВЕСТЬ
    Книгу Апрелкова ждите к декабрю
ТелеМАНИЯ
    Великий человек в великом фильме
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Баба Дуся
ВЫХОД В СВЕТ
    Бои на татами и концерт маме
ПО ЗОВУ ДУШИ
    И песня – жизнь его – для вас!
НУ И НУ
    Фантасты Забайкалья
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
ПРОШУ СЛОВА!
    Однокурсники! Откликнитесь!
КРИК ДУШИ
    Наших детей оставили неучами!
ФАЗЕНДА
    Не то пальто
Выпуск № 45 от 06.11.2018 г.
Баба Дуся
На столе перед глазами лежит рукопись, записанная мною почти два года назад. Помню, моя собеседница, приятной наружности женщина лет тридцати пяти, очень сильно волновалась, но рассказала всё то, что случилось в её недалёком прошлом, с поразительной точностью. Рассказ этот невероятен до чрезвычайности и для многих скептиков может показаться просто страшной сказкой. Так думал и я. Прошло время, сборы семейных преданий давали свои плоды, многие наши читатели поделились своими мистическими историями из жизни, и теперь всё то, что говорила Катерина, уже не кажется такой уж и сказкой.
    Тихо потрескивали дрова в старинной русской печи, отбрасывая из приоткрытой дверцы призрачные блики на старинный медный самовар, стоявший в углу и заваленный сверху каким-то тряпьём. Давно стемнело: ночь зимой приходит быстро. Долгий путь мне пришлось проделать, чтобы эта встреча состоялась, и, как оказалось, не напрасно. Сидели мы на кухне у тёмного окна, засыпанного до половины недавно прошедшим снегом. Катерина долго собиралась с духом, через силу улыбалась и, наконец, поведала мне свою историю.
    Когда-то давно, в 1912 году в Самаре родилась девочка. Обычная девочка из обычной крестьянской семьи. Бед она не знала, да и радости особой в жизни не видела. Все работали и свой кусок хлеба имели, но давалось это с большим трудом. Назревала революция, и время было крайне неспокойное. Так получилось, что пришлось этой девочке, которую звали Евдокия, очень рано покинуть отчий дом. В 14 лет она вышла замуж за сына местного кузнеца. Так уж было принято в те времена, что к тридцати годам у неё было уже восемь детей. Муж попался работящий, заказов в кузнице было много, и семья была довольно зажиточной.
    Ну, а что же соседи? Как всегда, завидовали чужому счастью, и привела зависть эта к большой трагедии. Как-то ночью проснулась Дуся от шума разбитого окна в детской комнате. В следующее мгновение избу приподнял над землёй мощный взрыв, затряслись тяжёлые брёвна, комната наполнилась дымом. Очнулась она в больнице и узнала страшную новость – двое детей погибли от взрыва ручной гранаты, неизвестно кем закинутой в дом.
    По этой причине пришлось перебираться семье с насиженного места, из Самары, в Читу. Детей смогли вырастить совместными усилиями. Четверо из них покинули город и перебрались в соседние деревни. Иван, один из сыновей, остался с родителями и устроил сварочную мастерскую во флигеле, который находился в паре метров от нового дома. Нужно сказать, что дом Евдокии достался громадный, сложенный из мощных вековых брёвен, и со множеством комнат. Иван жил вместе с родителями, а на работу ходил через двор во флигель. Варил на заказ сошки для тракторов, веялки для комбайнов и прочий сельскохозяйственный инвентарь. Ирина же, самая старшая дочь и бабушка моей рассказчицы Екатерины, купила дом на той же улице, где жили мама и отец, дабы помогать в хозяйстве.
    Прошло несколько лет, и Евдокия очень крепко поссорилась со своим мужем из-за какой-то безделицы. Тот, чтобы не наломать дров, взял лукошко и пошёл в лес – успокоиться и ягоды заодно побрать. Больше живым его не видели. Тело нашли через несколько дней в одном из высохших оврагов, умер он от остановки сердца в сорок шесть лет. Так и осталась Евдокия одна, работала за троих и никогда сама ни о чьей помощи не просила. Иван же часто стал прикладываться к бутылке, всё реже появлялся дома и, как и следовало ожидать, был ему поставлен страшный диагноз – рак. После этого не прошло и месяца, как его не стало.
    Ирина благополучно прожила в своём доме много лет, у неё появились дети, а потом и внуки, одной из внучек, как я и говорил, была моя собеседница Екатерина. Катя почти не ходила к своей прабабушке Евдокии, да это было и не нужно – баба Дуся сама часто навещала своих отпрысков. Катя очень любила её, с ней было интересно. Несмотря на возраст, прабабушка была человеком очень острого ума и за свой долгий век много чего в жизни повидала. Было бабе Дусе на тот момент 86 лет. Жили все дружно, никогда не ссорились. Катин отец Николай всегда говорил: «Мы – как волчья стая, всегда должны друг за друга держаться, потому что в этом мире больше никому не нужны».
    И вот однажды Евдокия предложила Ирине, Николаю и Екатерине с братьями переехать в её старинный дом. Семья подумала и согласилась. Во-первых, за старой прабабушкой уже нужно было ухаживать, во-вторых, жилплощадь огромного дома позволяла жить всем без каких-либо стеснений и неудобств. Сказано – сделано, но, к сожалению, тихий и спокойный быт Катиной семьи после этого переезда закончилась, и до самой смерти Евдокии жизнь их стала кошмаром. Баба Дуся умерла в девяносто два года, никогда в жизни не пользовалась очками, давление было, как у молодой девушки, а три раза диагностированный рак так и не подтвердился. Врачи только разводили руками и, оправдываясь, говорили, что, мол, диагнозы ставили неверно. Но за шесть лет до смерти Евдокии произошло столько событий, которые Екатерина описывает не иначе, как сплошным ужасом, который не прекращался ни днём, ни ночью.
    По вечерам, когда вся семья укладывалась спать, Екатерина стала замечать за прабабушкой некоторые странности. Выражались они, прежде всего, в её бормотании перед сном. Со стороны казалось, что она молится, но баба Дуся была неверующей, икон в доме никогда не держала да и в церковь не ходила. Заинтригованная маленькая Катя как-то ночью прокралась под дверь и стала прислушиваться. Бормотание это меньше всего походило на молитву, а скорее напоминало какое-то стихотворение. Вскоре к этому все привыкли. Спустя некоторое время после этих событий Екатерина вернулась домой и нашла у себя на компьютерном столе и на кровати пряди аккуратно срезанных длинных седых волос, и это было, как говорится, второй ласточкой, потому что прабабушка Евдокия всегда носила короткую стрижку и таких волос никогда не имела.
    Вскоре ссоры в семье стали ежедневными, чего раньше не замечалось никогда. Отец Кати подумал, что бабе Дусе тоскливо, и купил ей собаку, которая сдохла через неделю. К слову, Евдокия никогда не держала скотину и домашних животных, удивительней всего, что даже трава на огороде не росла, только аккуратные грядки и стройные ряды малины. Единственным её увлечением было собирать железо. Повсюду на участке, в доме, на завалинке и на крыше валялись дырявые кастрюли, ржавые консервные банки и прочий металлолом. После смерти Евдокии Катин отец вывез отсюда три КамАЗа железа! «Я, когда выросла, пыталась найти прабабушкиным действиям разумное объяснение, но не могла. И лишь совсем недавно вычитала в каком-то журнале, что металл в доме отгоняет нечистую силу», – сокрушённо качает головой Екатерина.
    Вскоре отец привёл в дом любимца семьи, громадного пса Вижая, который всё это время охранял старый дом. Это был огромный, серой масти зверь помеси волка и немецкой овчарки. Но перед этим испросили разрешения у бабы Дуси. Та охотно согласилась, мол, приводите, мне приятно будет на него смотреть.
    Однажды Катя с отцом взялись чинить машину, сняли для этих целей капот с автомобиля и поставили возле собачьей будки. Евдокия решила, что его выбросили, и хотела пополнить этим капотом свою коллекцию металлолома. Вижай, непривыкший к новому члену семьи, слегка укусил бабу Дусю за ногу. Крови было немного, да и укус несильный, но всё же свозили прабабушку в травмпункт и сделали перевязку. По дороге она всё сокрушалась, мол, зачем полезла к собачке, дура старая. А через четыре дня Вижай… скончался. «Это было для нас настоящим горем, плакали все, за много лет он превратился для нас в полноценного члена семьи. Сейчас воспоминания о верном псе – это то немногое, что светлого осталось у меня из детства, – вытирая слёзы, говорит Екатерина, дрожащими руками допивая давно остывший чай – Конечно, мы возили его в ветеринарную клинику. Врачи были в шоке. У собаки была трофическая язва. Она убила Вижая за четыре дня. Ни с того ни с сего ноги стали гнить, появились раны, а в них завелись опарыши».
    В общем, похоронила семья верного друга, а через некоторое время узнали, что точно такая же трофическая язва была у бабы Дуси, и это язва рассосалась сама собой. Это было очередным необъяснимым и страшным случаем. Дальше – больше.
    Николай работал на две семьи, возил воду и колол дрова на два дома. Дело в том, что семья решила отселиться от Евдокии и переехала в пустующий до этого времени флигель, где когда-то работал покойный Иван. Однажды отец сказал своей дочке Кате, что ему надоело таскать воду каждый день вёдрами с дальней колонки. Поэтому они решили поставить в доме у Евдокии большой оцинкованный бак на сто литров. Раз в неделю отец ездил на машине на водокачку и заполнял этот бак водой до самой крышки. Спустя месяц произошло ещё одно странное событие. Катя зашла с отцом в дом, и оба обомлели – бочка весом в сто тридцать килограммов стояла не в доме, а… на крыльце. Два крепких мужика не могли поднять наполненную бочку – настолько велик был её вес. Когда обратились за объяснениями к бабе Дусе, она ответила просто: «В доме она мне мешала, и я вынесла её на улицу». Для семьи это было последней каплей, и решили они перебираться обратно в свой родной дом. Когда они озвучили это Евдокии, та пришла в ярость, рвала на себе волосы, разбила красивое старинное зеркало и выбила окно пепельницей. За два дня всё в комнате превратилось в руины. Бабу Дусю стали запирать в доме, чтобы она не наделала глупостей. Однажды к ней приехала младшая дочь, чтобы навестить после долгой разлуки. Но едва она переступила порог, как сама собой запрыгала тяжёлая крышка подполья, зазвенели чугунные петли. Женщина с ужасом выбежала из дома.
    Через некоторое время Катерина заболела. Кожные высыпания покрыли чистые до этого руки. Ни специальные диеты, ни мази, ни компрессы не помогали. Как это обычно и бывает, родители повезли её к местной бабке-знахарке. Та лишь глянула на Катю, да так и закричала: «Я вам помогать не буду. У вас в роду своя ведьма есть, вот перед ней грехи и замаливайте, а я поперёк неё не пойду». С этими словами она выгнала их за порог, а спустя месяц высыпания исчезли.
    Бабе Дусе становилось всё хуже. Она постоянно вызывала врачей и жаловалась им, как с ней плохо обращаются дома. Эти вызовы стали так часто повторяться, что скорая помощь уже не торопилась к ней. Зато семьёй заинтересовалась полиция. Однако проведя проверку, они увидели чистый дом, полный холодильник еды и удовлетворительное состояние престарелой женщины и больше не приходили. С тех пор во время приступов отец стал снимать Евдокию на камеру телефона, дабы у полиции не возникало вопросов. И вот однажды, когда баба Дуся в очередной раз разбила окно, Катя залезла в отцовский телефон, чтобы посмотреть видео. То, что она увидела, привело её в невообразимый ужас. На экране было видно, как бабушка бьёт кулаками в окна, а рядом с домом стояло нечто, отдалённо напоминающее человеческую фигуру. Прозрачное видение имело людской облик, но головы не было. В руках оно держало палку и с силой било ею по земле, синхронно с ударами прабабушки по окну. И это было последним, что рассказала Катерина. «Дальнейшие события мне вспоминать не хочется. То, что там происходило, нет надобности знать простым людям. Я сама в Бога и другие силы не верю. Может быть, всё, что случилось с нашей семьёй, имеет разумное объяснение, но я не искала его», – закончила свою историю Катерина.
    На потолке тускло брезжила лампочка. Город спал. Часы пробили четыре часа ночи. Провожая меня до машины, Катерина с мертвенно-бледным лицом сказала, что не хотела никому рассказывать свою историю, но жить с этим грузом она тоже больше не могла…
    
    Антон Доценко
3d
Яндекс цитирования