Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
    Школа со свежим ремонтом!
НАША ГОРДОСТЬ
    Кто ищет кристаллы истории в пластах земных…
    Не допустить коррозии души
ПРОШУ СЛОВА!
    «Забытый» юбилей
ПРОБЛЕМА
    Тепло… Тепло… Холодно!
ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА
    Меняем профессию на Новый год
ДАТА
    Говорит и показывает Чита
КАК ЖИВЕШЬ, ГЛУБИНКА?
    Большой спорт в маленьком селе
1941-1945
    Учителя-фронтовики Ундино-Поселья
ТелеМАНИЯ
    Марс. Красная мечта и реальность
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    А озеро «молчит»
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Страшно спать
ВЫХОД В СВЕТ
    Из Южной Америки – в Забайкалье
ПО ЗОВУ ДУШИ
    Ишо шурган шалюшки рвёт…
ЭТО ИНТЕРЕСНО
    Загадка бурятского ламы
НУ И НУ
    На Эльбрус можно и в кедах, но…
ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ
    В ожидании праздника
СПРАШИВАЛИ - ОТВЕЧАЕМ
    Ветеранская «коммуналка»
Выпуск № 48 от 27.11.2018 г.
Кто ищет кристаллы истории в пластах земных…
22 ноября доктору исторических наук, профессору, академику Академии гуманитарных наук, заслуженному работнику высшей школы РФ Михаилу Васильевичу Константинову исполнилось 70 лет.
Матушка

    Свою маму Михаил Васильевич неизменно называет ласково – «матушкой». В нынешнем году исполнилось сто лет со дня рождения Веры Петровны.
    На свет Михаил появился в 1948 году в г. Сковородино. В августе того года пять восточных районов Читинской области, а также Сковородино были переданы в Амурскую область. Михаил Васильевич родился в ноябре, так он оказался жителем Амурской области. Брат родился восемью годами позже.
    Семья была учительской: и мама, и отец были учителями истории.
    Из Сковородино они переехали в Благовещенск, где отец оканчивал учительский институт. Потом – в Ксеньевку, которая относилась к Читинской области, затем – в Михайлово-Чесноковку, это рабочий посёлок – пригород Свободного. Когда Амурскую железную дорогу ликвидировали, семья переехала в Читу, где и осталась. Оба родителя стали работать директорами: отец возглавил школу №11, мама руководила 2-й и 3-й школами, а затем стала директором только что открывшегося и ещё достраивавшегося Дворца пионеров.
    Родилась Вера Петровна 2 июля, но никогда этот день не отмечала и детям ничего не говорила. Однажды, уже будучи студентом, Михаил увидел в мамином паспорте настоящую дату рождения. Оказалось, что именно 2 июля, в 1944 году, на войне погиб её младший брат, поэтому день этот для Веры Петровны уже никогда не был праздничным. Небольшое застолье они устраивали 30 сентября, в православный праздник Веры, Надежды и Любви, на её именины, которые дети и знакомые и считали днём рождения Веры Константиновой.
    Она была знаменитым педагогом, кавалером ордена Ленина, что для учителей – редкая награда. Организовала Республику юных забайкальцев, комсомольский лагерь «Искра», существующие до сих пор.
    30 сентября нынешнего года во Дворце детского (юношеского) творчества прошло торжественное мероприятие с участием школьников, посвящённое памяти Веры Петровны Константиновой. Несколько лет назад на здании была открыта мемориальная доска. Продолжается работа по присвоению Дворцу имени его первого директора.
    
Диплом академика

    На своё 80-летие Вера Петровна Константинова узнала о присвоении ей звания «Почётный гражданин Читы». Михаил Васильевич здесь маму превзошёл – ему такое звание было присвоено в 2001 году.
    Он никогда не гнался за наградами, резко возражает против хвалебных слов и громких эпитетов в свой адрес. На мой вопрос, чувствует ли он себя «символом», «человеком-эпохой», учёный лишь отмахивается: «Это фамилия такая!»
    Династия Константиновых, в которой все – педагоги, действительно знаковая для Забайкалья. Но и сам Михаил Васильевич – археолог, историк, педагог – это символ. Символ археологии, истории, этнографии, науки, высшего педагогического образования в Забайкальском крае.
    В 2003 году он стал почётным гражданином с. Красный Чикой, а затем – почётным жителем Красночикойского района.
    Академик Академии гуманитарных наук – об этом звании говорит с улыбкой, вспоминая, как однажды помог ему диплом академика. Было это 9 мая 1995 года. В этот день Михаил Васильевич был в Москве проездом, возвращался в Читу из Санкт-Петербурга, где только что получил звание академика. И вдруг с огромным удивлением узнал, что в Пушкинском музее открывается выставка коллекции Шлимана (уникальные экспонаты, обнаруженные Генрихом Шлиманом во время его раскопок в Трое).
    Раскопки велись в 70–80 годы XIX века, все найденные сокровища Шлиман нелегально вывез в Германию, где они хранились в Берлинском музее, а в годы Великой Отечественной войны они исчезли. И вдруг в Пушкинском музее открывается сенсационная выставка! Очередь экскурсантов выстроилась аж до Москвы-реки. Михаил Васильевич понял, что не попадает. Подумав, он подошёл к музею со служебного входа и показал стоящему там милиционеру свой диплом академика. Тот безо всяких вопросов открыл перед учёным дверь. Так Михаил Васильевич первым из вольных советских граждан прошёл на выставку. Больше он никогда не использовал диплом академика.
    
Назад, в прошлое

    Однажды Михаила Васильевича спросили: если бы у вас была машина времени и возможность прямо сейчас переместиться в пространстве в любую историческую эпоху, что бы вы выбрали? Он ответил: палеолит, древнее Толбагинское жилище.
    «Вот, допустим, мне захочется переместиться к декабристам, о чём я, кстати, иногда думаю, – улыбается учёный. – У нас в Чите было 85 декабристов. Все они находились в здании тюрьмы, рядом с церковью декабристов. Мы проводили там раскопки, нашли много материала… Я считаю, что у нас не отмечают одну из главных заслуг декабристов, которая заключается в том, что, как писал декабрист Завалишин,  «нравственная сила преград не имеет». То есть морально-этические нормы декабристов были на самом высоком уровне. Физически они были несвободными, отторгнуты от политических дел, но их нравственные жизненные устои не были поколеблены, и эта заслуга декабристов, к сожалению, не отмечается – ни журналистами, ни педагогами. Даже наоборот, их больше обвиняют в том, что жили они хорошо, даже огурцы солили, могли куда-то ходить, чем-то заниматься. Что это была ещё не каторга, а дворянская вольница.
    Ну и, например, попаду я к декабристам.
    Они, будучи людьми образованными, начнут меня спрашивать – как устроен телефон, телевидение, радио, самолёты, космические корабли… И я боюсь, что я не смогу соответствовать, будучи гуманитарием! Не смогу обо всём этом рассказать профессионально и наглядно. Ведь они жили ещё в тот период, когда спичек не было – мы нашли камни, которые они использовали как огниво. Они ещё даже железной дороги не видели, потому что первая железная дорога – от Петербурга до Царского Села – появилась только в год смерти Пушкина. Конечно, потом, кто выжил и уехал, знакомились с современной жизнью, которая на тот момент существовала, – электричество, телеграф. А когда они были здесь, то ничего же этого они не знали. Вот как с ними общаться?
    Они скажут: что это за люди, которые не знают элементарных вещей? Оказывается, непросто к ним попадать! Надо быть очень «вооружённым».
    А вот палеолит я изучаю, и, конечно, было бы интересно переместиться во времени и увидеть, как живут люди».
    
Энциклопедическая партия

    Проект «Энциклопедия Забайкалья» начался в 1995 году. Идею привёз из Иркутска бывший студент Михаила Васильевича Равиль Гениатулин. «В Иркутске начали работу над энциклопедией, неужели мы не сможем тоже выпустить такую книгу?» – спросил он своего учителя.
    Сначала не было ничего, только план-конспект, составленный Константиновым, и решение о создании редакционной коллегии. Потом появилась штатная сотрудница – Наталья Дроботушенко. В работе над «Энциклопедией» объединились более 10 тысяч авторов.
    «Есть такая партия – энциклопедическая, – говорит Михаил Васильевич. – В наших рядах были люди разных политических взглядов: красные, белые, зелёные... Только «чёрных» – националистов – мы в свои ряды никогда не брали! Но у нас была общая идея и цель.
    Проект состоялся, говорю совершенно определённо, потому что над нами был Равиль Фаритович Гениатулин. Во-первых, он был главным редактором, что было очень важно. Во-вторых, он обеспечивал финансирование.
    Мы, со своей стороны, всю работу вели на общественных началах. Скромно оплачивались труд четырёх-пяти штатных сотрудников и само издание книг. Причём всё это происходило не без труда, иногда свои маленькие зарплатки сотрудники ждали по нескольку месяцев. Но работа шла, мы знали, что все обещания будут выполнены, многое строилось на личных договорных отношениях.
    Когда губернатором стал Константин Ильковский, он довольно скоро нас пригласил, поставив вопрос о продолжении работы. Уже была заметна разница: Гениатулин занимался этим от души, персонально, вычитывал лично все тексты, а Ильковский занимался по должности. Но занимался.
    Когда губернатором стала Жданова, проект был прекращён. Конечно, можно разбираться в каких-то тонкостях, но судить всегда нужно по результату. Полностью разошёлся научно-редакционный центр. Ректором ЗабГУ подписан приказ о закрытии «Энциклопедии», цель – оптимизация структуры вуза».
    В 1995 году речь шла только об одной книге, написать которую было решено к 2000 году. Когда собрали материал, оказалось, что его хватит на четыре тома. Всего в серии «Энциклопедия Забайкалья» выпущено 60 научных трудов. А иркутяне, так вдохновившие забайкальскую науку двадцать лет назад, так и не выпустили ни одного.
    К врио губернатора Александру Осипову по вопросу возобновления проекта сам Михаил Васильевич идти не планирует. Вот если позовут. Если осознают реальную необходимость продолжения летописи региона. Если примут осознанное решение на уровне региональной власти и скажут – «быть!», со всеми вытекающими последствиями.
    
Полвека счастья

    Каждый человек когда-то испытывал минуты абсолютного счастья, когда физически – каждой клеточкой и сердца, и ума испытываешь чувство наиполнейшего удовлетворения. Для Михаила Васильевича Константинова этот момент – когда от корпуса исторического факультета на Чкалова, 140, в экспедицию отправляется машина. Это значит, что всё собрано и организовано, что решены многочисленные и порой сложнейшие вопросы.
    И вот он садится вперёд, рядом с водителем, как положено руководителю экспедиции, в полевой форме, в сапогах, с полевой сумкой и фотоаппаратом, а машина трогается с места. Меняются городские картинки любимой Читы, манит дорога. Это означает, что экспедиция началась. Это физическое ощущение счастья. С самой первой, состоявшейся в 1966 году, прошло более полувека.
    
    Мария ВЫРУПАЕВА
3d
Яндекс цитирования