Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
СПРАШИВАЛИ - ОТВЕЧАЕМ
    Важное о валежнике
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Семейный доктор Корабля
ОФИЦИАЛЬНО
    Кредит доверия
УГОЛКИ ЗЕМЛИ РОДНОЙ
    Унда вчера и сегодня
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Белый месяц приходит в Забайкалье
ПОДРОБНОСТИ
    Тут прибавить, там отнять
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Главная забота – энергетика
ТелеМАНИЯ
    Кинокриминал. Часть 3
КОПИЛКА ОПЫТА
    Один день из жизни таксиста
ВЫХОД В СВЕТ
    Готовимся ко Дню защитника
ЭТО ИНТЕРЕСНО
    Кому «на деревне» жить хорошо?
ЧИТАТЕЛЬ ПИШЕТ
    Разбитое зеркало
    – В глушь?! В село?! – Да!
О ВАЖНОМ
    Дарите детям счастье!
ОТКЛИК
    Пиши: «Отпад» – это «восхитительно»
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
ЗДОРОВЬЕ
    Как лечить зубы бесплатно по полису ОМС
АДРЕСА ДОБРЫХ ДЕЛ
    «Во имя жизни»
ПАМЯТЬ
    «Варяг», мы преклоняемся!
Выпуск № 6 от 05.02.2019 г.
Главная забота – энергетика
Четвёртого февраля 2019 года исполнилось 90 лет со дня рождения заслуженного энергетика Российской Федерации, почётного гражданина г. Читы, директора Читинской ГРЭС (с 1967 по 1976 годы) Аркадия Михайловича ОСТРОУМОВА.
Детство

    Он родился в один день с Ворошиловым, 4 февраля 1929 года («Сначала Ворошилов, потом я», – шутит Аркадий Михайлович), в г. Кинешма (позже – Середа (Фурманов) Ивановской области. Вскоре переехали в г. Приволжск.
    Родительская семья не сложилась. Отец Михаил Львович уехал в Горький, а мать уезжать не хотела, осталась с сыном одна.
    Детство пришлось на предвоенные годы. В городе работал текстильный комбинат, и однажды во дворе появилась новая семья: отец, мать и сын. Почти сразу узнали: на комбинат пришло новое германское оборудование, для руководства реконструкцией фабрики и прибыл отец семейства. С  Германией СССР дружил.
    Мальчишка был одного года с Аркашей, но ничего по-русски не понимал. Дворовая компания живо принялась за его обучение, и совсем скоро Альфред хорошо знал несколько крепких русских словечек.
    Он быстро влился в компанию и не отходил от своих новых друзей с утра до вечера. Те его оберегали, помогали осваивать русский. Мать-немка была слаба здоровьем, она вела домашнее хозяйство. Однажды накормила друзей сына чудным кушаньем – тот необычный вкус Аркадий Михайлович помнит и теперь.
    А потом началась война.
    Наутро отца мальчишки арестовали. Вечером умерла мать. Он остался один.
    Растерянные, ошарашенные друзья старались как-то подбодрить, угостить нехитрой едой. Вдруг он пропал. Дня три никто его не видел. Оказалось, спрятался. Через три дня его нашли и отправили в детский дом. Война.
    …Кончили 7-й класс – ни один не остался учиться дальше, все разъехались. Остроумов подал заявление в Костромской индустриальный техникум. Вообще-то он мечтал стать военным моряком и даже съездил в Горьковское морское училище. Но документы лежали в Костроме, а копии в Горьком не принимали. Так определилась профессия.
    
Михалыч

    На производственной практике ему посчастливилось побывать на тогда крупнейшей Шатурской энергостанции, встретиться с теми, кто строил её в 20-х годах и хорошо знал истоки плана ГОЭЛРО. Это впечатлило и запомнилось на всю жизнь.
    По окончанию техникума Аркадия Остроумова, энергетика предприятий химической промышленности, направили работать на Воскресенский химический комбинат, крупнейшее подмосковное предприятие оборонного значения. Почти сразу он стал секретарём комсомольской цеховой организации. Затем по путёвке комсомола был командирован в Магаданскую область, в Аркагалинскую энергосистему. Оказался в районе Сусумана – это север Магаданской области. Работали здесь в основном старики. Почти все отбывали срок. Спросил у наставника, кем тот был до заключения – оказалось, прокурором какой-то области, теперь сидел как враг народа.
    Стариков надо было менять, и вскоре к ним прислали «пополнение» – молодёжь из армии Власова, тех, кто не участвовал в прямых столкновениях с Советской армией. Таких в смене Остроумова было большинство. Он сам опять был комсоргом.
    Несмотря на то, что было энергетику всего 20 лет, зеки звали его уважительно – Михалыч.
    – Михалыч! – зовут как-то. – Дойди до нас, мы ужин приготовили.
    Налили миску, отужинал. Смена ночная. Гудят турбины, всё спокойно.
    – Спасибо, ребята.
    – Понравилось? Хорошая собачка была, – покашливая, – начальника лагеря собачка. Она убежала, а мы поймали…
    На Колыме он прошёл путь от мастера до дежурного инженера энергокомбината.
    Колыма закалила и научила обращаться с людьми. Свою роль, убеждён Аркадий Михайлович, сыграло и то, что опекать молодого специалиста неожиданно стал вор в законе. Явного его участия в своей жизни Остроумов не чувствовал, но понимал, что тот наблюдает за происходящим, и самое главное – не допускает до парня ворьё. Это было очень важно.
    Через три года он уехал в свой первый отпуск, помог матери отстроить дом – как «колымчанин» был весьма обеспеченным человеком – и поступил учиться в Ивановский энергетический институт на инженера-теплотехника.
    В институте познакомился со своей будущей супругой: Валентина Ивановна – специалист по теплу и турбинам, и в 1954 году молодая семья переехала в Красноярск. Он был начальником смены, затем мастером, а позже длительное время – начальником котельного цеха, который находился на особом контроле Министерства энергетики. Специалисты изучали методы сжигания сложного угля красноярских месторождений, отрабатывали различные схемы модернизации котельного оборудования, что было очень востребовано, ведь в Сибири строили крупнейшие электростанции: Назаровскую и Березовскую ГРЭС.
    
Чита. ГРЭС

    В 1965 году начался пуск Читинской ГРЭС. В составе специальной комиссии, призванной выяснить, почему станция длительное время не может выйти на проектные мощности, в Читу был направлен и Остроумов. По возвращению в Москву после доклада о результатах Аркадий Михайлович получил предложение вернуться в Забайкалье и возглавить проблемную стройку. Он отказался – после Колымы прекрасно понимал, что такое Север, да и в Красноярском крае, где шло бурное развитие промышленности и энергетики, для него были хорошие перспективы. Но предложение от заместителя министра энергетики прозвучало снова. И снова. Только во время их четвёртой встречи Аркадий Остроумов дал согласие на переезд. Открывались иные горизонты.
    В Чите, чтоб было время оглядеться, ему предложили несколько месяцев поработать главным инженером станции. В апреле 1967 года он стал директором Читинской ГРЭС.
    «Проект удачный, станция хорошая, но пускалась сложно, – вспоминает сейчас. – Сказывались недостатки в проектировании, но главное – неподготовленность персонала, отсутствие у людей опыта работы на крупном оборудовании. Не было общности в работе, особенно это ощущалось при аварийных ситуациях. Моей первой задачей стало обучение персонала, проведение постоянных противоаварийных тренировок».
    Когда Аркадий Михайлович приехал в Забайкалье, на станции работали одна турбина и два котла. Всё остальное, за исключением последнего котла, построено при нём – смонтированы 5 энерготурбин и 11 котлов.
    Бывали времена, когда приходилось ночевать на работе, почти каждый год на станции что-то вводилось в строй, все работали в напряжённом ритме.
    Персонала не хватало, и впервые в системе энергетики они применили «щёкинский эксперимент»: когда работа велась не числом, а уменьем, малым количеством специалистов обслуживалось большое количество рабочих мест.
    Чтобы обеспечить кадрами энергетику и занять местную молодёжь, Аркадий Михайлович решил приглашать на станцию школьников. Ученики 8–10 классов приходили на ГРЭС получать рабочие профессии: химика, электрика, мастера по связи и автоматике. По окончании школы им присваивали разряды, они становились специалистами, могли сразу приступать к работе на станции или поступать в профильные учебные заведения, повышать квалификацию. Эту инициативу высоко оценил ЦК комсомола.
    Большое внимание Аркадий Михайлович уделял организации самообразования штатных специалистов ГРЭС: каждому инженерно-техническому работнику, вплоть до директора, время от времени предлагалось выбрать любую тему по специальности, узнать, что нового появилось в этой отрасли и через полгода «защитить тему» перед коллегами. Зал на подобных мероприятиях был полон. Специалисту выдавали особый «производственный диплом» – о том, что он изучил и защитил такую-то тему. Многие из этих работ переходили в разряд рациональных предложений.
    В 1971 году за досрочный ввод энергетических мощностей на Читинской ГРЭС Аркадий Михайлович Остроумов был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
    
Вопрос Гайдару

    В 1976 году ему предложили сменить работу. На должности заместителя председателя Читинского горисполкома он курировал самый сложный участок – энергетику, жилищно-коммунальное хозяйство, торговлю. В 1982 году приказом министра энергетики СССР Аркадий Остроумов был назначен управляющим энергетическим управлением «Читаэнерго». «Я с большим удовольствием вернулся в свою родную стихию и отдал любимой энергетике ещё пять лет», – вспоминает он. За этот период Читинская энергосистема была соединена линией электропередач с Амурской энергосистемой, завершено строительство линий электропередач в зоне БАМа, интенсивно развивалась электрификация сёл на территории области.
    В декабре 1987 года он перешёл на должность заместителя управляющего «Читаэнерго» по экономическим вопросам. В 1988 году выехал на работу в Монголию руководителем группы энергетиков, главным экспертом от Минэнерго СССР. За оказание помощи дружественному государству в развитии энергетики награжден почётным знаком «Передовик интернационального социалистического соревнования стран – членов СЭВ».
    В 1991 году Остроумов вернулся в Забайкалье. Некоторое время работал советником по энергетике в администрации Читинской области.
    Как-то приглашает глава: «Аркадий Михайлович, к нам приезжает Егор Тимурович Гайдар. Он очень хочется встретиться с активом области. Он снят с работы, встречать его будешь ты. Вопросов не задавать, пусть расскажет, что считает нужным, и всё».
    Им предоставили зал на 8-м этаже. Выступление было окончено, лектор собирал портфель, но Остроумов набрался нахальства и всё-таки задал вопрос: «Егор Тимурович, – сказал он, – в своё время наша станция была одной из лучших, зачем вы разрушили энергосистему? У нас же ведь была единая энергетическая система, единый энерготариф – 4 копейки за киловатт/час, а сейчас в каждой области свои тарифы. Зачем вы это сделали?” Гайдар посмотрел ему в глаза: «Да, вы правы, это была очень большая ошибка. Нельзя было этого делать», – защёлкнул портфель и вышел из зала.
    
Секрет молодости

    – Аркадий Михайлович, вы на какой возраст себя ощущаете?
    – Ну, если судить по моим некоторым забавам, то лет на 20 [смеемся]. У меня есть кошка, у меня есть собачка. У меня хорошие дети и внуки. Сын и дочь, они оба связали свою жизнь с энергетикой, трое внуков подрастают.
    Меня на улице узнают. Недавно был юбилей посёлка ГРЭС. Я слышу какую-то фамилию и сразу вспоминаю, что этот человек действительно работал на электростанции. Энергетики меня не забывают. Я очень рад, что у меня такое окружение.
    – Есть задача дожить хотя бы до ста лет?
    – Нет, у меня задача больше – хотя бы до 105! Я всё время слежу, что делается у нас в энергетике. Это моя главная забота. Главное, что у меня осталось в памяти и то, что меня интересует.
    
    Мария ВЫРУПАЕВА
3d
Яндекс цитирования