Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
АКТУАЛЬНО
    О «детях войны» замолвили слово
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Агрономша
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Когда Тореи будут с водой?
РЕПОРТАЖ НЕДЕЛИ
    Это наша земля
ЗНАЙ НАШИХ!
    Неисправимая оптимистка
    Лучший военком
ОПЕРАЦИЯ "ПАМЯТЬ"
    Сохраним память о подвиге!
КАСАЕТСЯ ВСЕХ
    «Каждая нетерпимость есть знак слабости»
ПАМЯТЬ
    Дети войны знают цену жизни
ТелеМАНИЯ
    Гайдай, Барбос и гениальный смехо-кросс. Забег №2
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Мальчик и шар
ВЫХОД В СВЕТ
    По тайным тропам Средиземья
КУЛЬТУРА
    Театры народные: большие и малые
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Львович встаёт раньше села
1941-1945
    Жила бы Родина, нам больше ничего не надо
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Вольная забайкальская поэзия
ПО ГОРОДАМ И ВЕСЯМ
    Мы… продолжаем КВН!
ФАЗЕНДА
    Картофель как с картинки!
Выпуск № 15 от 09.04.2019 г.
Здравствуйте, уважаемая редакция!
Мой рассказ – о моей тёте Эповой Надежде Макаровне. Всю свою жизнь она посвятила сельскому хозяйству. Работала агрономом и экономистом, много и плодотворно. Двенадцать лет отработала экономистом, не имея экономического образования. Но и агрономом она была прекрасным. Вспоминая о её работе, люди говорят: «С Макаровной мы хорошо жили».
    С уважением, Татьяна Эпова

Агрономша
Надя никогда не видела своего отца. Он ушёл на фронт в августе 41- го, а она родилась 9 декабря этого года. Семья получила ответ на сообщение о рождении дочери. Отец писал, что счастлив и мечтает познакомиться со своей маленькой дочкой.
«Экзамен» на выживание

    Защищая Москву, отец погиб 12 января 1942 года. Поэтому единственным и непререкаемым авторитетом для неё всю жизнь была её мама – Зинаида Перфильевна. Она сделала всё, чтобы её дети выжили в войну и состоялись в жизни. Первое серьёзное испытание Надя приняла в два месяца отроду. После гибели отца семья переезжала на новое место жительства, поближе к родственникам. Ехали в санях с почтальоном по руслу замерзшей Нерчи. Лошадь раскатилась. Сани перевернулись и придавили Мишу и Риту, старших брата и сестру Нади. Мать с младшей дочерью на руках и почтальон успели соскочить. Вот как об этих событиях вспоминала в дальнейшем мать: «Я тебя, Надя, на сугроб кинула – выживешь, так выживешь. А те-то уж подросли, их спасать надо». Надя не только выжила, но даже не простудилась. Она вообще росла крепким ребёнком. Едва встав на ноги, брала кружку и шла к матери во двор, где та доила корову, чтобы напиться парного молока.
    Характером она пошла в свою мать. Прямолинейная, бескомпромиссная и упёртая. Впервые он проявился на публике в пять лет. Мама отправила её получить зерно за трудодни, которое она заработала за год. Там было несколько килограммов. Надя пришла на склад. Кладовщиком там работал Андрей Иванович Деменский. Девочка сказала: «Мама велела дать мне зерно». Андрей Иванович решил поучить её хорошим манерам, поэтому развернул лицом к двери и сказал: «Выйди, вернись и скажи: «Мама просила...». Три раза он выставлял её за дверь, и три раза она заходила, топала ножкой и заявляла: «Мама велела...». После третьего раза он не выдержал, расхохотался и выдал ей зерно.
    
Вижу цель – не вижу препятствий!

    В пять же лет она определила и свою основную жизненную цель. Правда, сама об этом забыла. Через много лет, десятилетий даже, ей напомнила об этом Анна Семёновна Путинцева, встретив на улице, когда она шла на обед с дамской сумочкой в руках: «Правду ты, Надя, сказала, что с сумочкой работать будешь». Идёт маленькая Надя по деревенской улице, а навстречу – молодые женщины и говорят: «Вот маленькая доярка идёт, наша смена будет». А она в ответ: «Ни дояркой, ни телятницей я не буду, я с сумочкой работать буду». Как маленькая девочка из своего послевоенного голодного детства сумела угадать свою судьбу, удивительно!
    В Новом Олове была начальная четырёхклассная школа. Учителем там работала молодая, строгая и очень талантливая учительница Панна Георгиевна Иванченко. Благодаря её усилиям Надя на всю жизнь полюбила цифры. Математику она очень любила, по этому предмету у неё всегда были отличные оценки. Панну Георгиевну и до сих пор с большим уважением вспоминают её бывшие ученики. Она давала отличные базовые знания детям. После четвёртого класса Надя решила учиться дальше. Не сказать, чтобы это очень обрадовало её мать. Она считала, что научились её дети читать-писать, и хватит. Она так и сказала Наде: «Не люблю я учёных, дури у них в голове много. Но мешать не буду. Хочешь – учись. А по мне так лучше бы дояркой пошла работать».
    В конце августа старший брат Михаил отвёз её в Букачачу. Попасть туда было непросто. Никаких рейсовых автобусов или маршруток тогда не было. Добираться приходилось на попутных грузовиках в кузове, но их было очень мало, или на телеге. По своим делам сельчане ездили в Букачачу через тайгу по лесной дороге. Но Надя с Мишей доехали до Чернышевска, а там сели на товарняк, который возил уголь. Брат успел забросить её в первый вагон, а сам заскочил в другой вагон. Надя запомнила эту поездку на всю жизнь. Вагон открытый, сверху искры летят, чуть пальто не сожгла.
    Когда они сошли с поезда, брат оставил её, десятилетнюю, на станции у жены дяди Ивана Анны Гавриловны Ананьевой, а сам поехал на этом же поезде обратно в Чернышевск. Ему ещё предстояло прокрутить педали велосипеда шестьдесят с лишним километров. Он должен был вернуться в село, у него в этот день были проводины, он уходил в армию. У Анны уже жила Рита, старшая сестра Нади, поэтому её поселили у других родственников. Сначала она жила у двоюродной сестры Веры Дьячковой, затем у Вали Бояркиной, затем у Михаила Ананьева. В общем, меняла место жительство каждые полтора месяца. Семьи были молодые, и пары ещё притирались друг к другу. Ей очень нравилась жена Михаила – Полина. Она дружила с её младшей сестрой Ниной. Училась в школе на третьей шахте со второй смены. Перед обедом они с подружкой Ниной часто бегали на рынок, выпрашивали у торговок семечек, а Надя искала своих земляков, чтобы узнать новости о родных. Корнил Иванович Деменский, увидев её на рынке в обеденное время, решил, что она прогуливает или бросила учёбу, и сообщил об этом её матери. Вторую половину года она жила на станции, у Анны, вместе с Ритой, туда её определила её мама, которая привезла им с Ритой продукты. Надежда Макаровна всегда с благодарностью вспоминает о том времени: «Разносолов-то особых не было, но картошка с варёной красной рыбой были всегда». Одно было тяжело: от станции до школы было четыре километра туда и четыре обратно, по шпалам. Уроки заканчивались поздно, идти приходилось в темноте. Если шли вместе с Ритой, то ещё ничего, а одной было страшно.
    
Опять «кочевая» жизнь

    После окончания учебного года Надя забрала документы из школы. Но осенью, с харчами в мешке за спиной, Надя с ватагой ребятишек из Нового Олова и Кадаи пошла в шестой класс в село Старый Олов. Два года в дождь и снег, в зной и холод, пешком она шла в воскресенье в школу за двадцать пять километров, а в субботу обратно, чтобы несколько часов побыть дома, помыться, постираться, взять продуктов на неделю и в воскресенье опять отправиться в путь. Жили они по квартирам. Надя жила у своей двоюродной сестры М.С. Исаевой. Вместе с ней учились Деменский А., Кириллов, В., Ануфриев Г., Катанаев А. Упорство дочери побудило её родительницу устроить девочку после Старооловской семилетки в школу в Чернышевск. О постое брат договорился с родителями своего друга Николая Кузьменко, Спиридоном и Анисьей. Жили они очень скромно, как и все в те годы, в маленьком домике. Но людьми были добрейшими, ненавязчивыми, очень заботливыми. Надю без форменного платья на занятия не допустили, а денег на него у неё не было, и они купили ей чёрный сатин, а Анисья сшила ей платье.
    Бескорыстные и нестяжательные, они всю жизнь будут встречать её как родную дочь, гордиться её успехами. К ним она часто будет приезжать во время учёбы в техникуме, а они – подкармливать отощавшую студентку, снабжая её продуктами. Восьмой класс она закончила в восьмой школе (теперь вторая) Чернышевска. В девятом классе она жила у своего дяди Сильвестра Перфильевича Ананьева, потому что у Кузьменко женился Коля, привёл в дом молодую жену Тоню, и места совсем не осталось.
    В доме у дяди тоже было полно народу – и свои дети, и внуки, и родственники, и земляки, приезжая по делам, оставались на постой. Дядя с женой выращивали много картошки, а его жена Степанида Евграфьевна всегда заготавливала очень много грибов, была большой мастерицей по засолке груздей, они у неё стояли бочками. Поэтому грузди и картошка на столе были всегда: без излишеств, но сытно.
    Учиться пришлось перейти в сорок третью школу, ходить было поближе. После девятого класса в 1957 году она поступила в Сретенский сельхозтехникум. Учились тогда долго – четыре года восемь месяцев. Первый год она получала стипендию четырнадцать рублей, второй – шестнадцать. На четвёртом курсе её стипендия была уже двадцать рублей. По десять рублей они складывались в комнате на питание, остальные деньги шли на личные расходы. Во время учёбы Надя увлеклась лыжным спортом. Защитила первый разряд. Команда лыжников в техникуме была сильная. Они ездили на соревнования в Читу и Иркутск, выступали в Красноярске. После Красноярска в 1961 году они должны были поехать в Ленинград на международные соревнования, но им сообщили, что соревнования отменяются, потому что растаял снег.
    
«Руководительница лютая»

    В 1962 году, окончив техникум, она приступила к работе на втором отделении Бутуйтаевского совхоза в Приаргунском районе. Затем работала на третьем отделении в том же совхозе агрономом. На работе она горела, была дисциплинированной, очень требовательной, в первую очередь к себе, но и к своим подчинённым тоже. Не терпела разгильдяйство и халатность.
    Однажды с ней произошёл забавный случай. Ей надо было добраться до центральной усадьбы совхоза. Стоит на обочине молодая девушка в цветастом платьице и танкетках, голосует. Останавливает машину прикомандированного из Читы на уборку хлеба шофёра. По пути он начинает рассказывать ей, что есть здесь агрономша лютая, всё контролирует, весь расход-приход знает, ничего от неё не скроешь. Её побаиваются, уж больно строга, да не уступчива. Сам он её ещё не видел. Она слушает, кивает, а когда выходила, сообщила шофёру, что это она и есть. Но человек она честный и не мстительный, поэтому молодой человек испытал лишь минутное неудобство от своего эмоционального рассказа, когда открылась правда.
    Где бы она ни работала, у неё всегда была высокая урожайность зерновых, потому что за качеством семенного материала она следила тщательно. Зато лаборантки, которые проверяли семена на всхожесть, от неё плакали. Но она так и не смогла понять, как можно относиться к работе иначе. Все её отчёты и расчёты всегда отличались абсолютной точностью, не зря же она так любила математику. Так она проработала четыре года.
    
Карьерные выси

    Её математические способности высоко оценили в районном сельхозуправлении. И в 1966 году Надю вызвал на беседу начальник управления Михаил Иванович Ничек. Он предложил ей поработать экономистом в новом совхозе «Юбилейный». Она согласилась при условии, что через год вновь вернётся к работе агронома. Ещё в 1963 году она поступила учиться в Улан-Удэнский сельскохозяйственный институт на агрономический факультет, на заочное отделение. Учились тогда заочники шесть лет. В 1969 году она получила диплом о высшем образовании. И сразу же уехала на Чёрное море, в Сухуми, так она решила отметить получение диплома. Ещё раз она побывала на море в 1971 году с подругами – в Геленджике и Туапсе. Путёвки тогда давали бесплатные.
    Надя проработала экономистом в «Юбилейном» до 1973 года. С работой она справлялась блестяще, её профессионализм до сих пор добрым словом вспоминают в Приаргунье люди, которые её знали. Её талант к цифрам был замечен в области, и в 1973 году Надежду Макаровну переводят экономистом в Борзю, в межрайонный трест. Он обслуживал 25 овцеводческих совхозов в восьми районах области. Вскоре ей предложили должность главного экономиста Борзинского районного сельхоз управления. Экономисты управления обсчитывали 11 колхозов, 2 совхоза и одну птицефабрик у. А в 1978 году ей предлагают переехать в Читу, в областном управлении нужен был главный экономист по труду и заработной плате. Но она решила вернуться в родные места и в 1978 году переводом перешла на работу в совхоз «Оловский» главным агрономом. Под руководством Ивана Фёдоровича Деменского совхоз динамично развивался: закупалась новая техника, много строилось, нужны были хорошие специалисты. В 1980 году совхоз реорганизовали. Разделили на два: «Старооловский» и «Новооловский». Часть специалистов во главе с И.Ф. Деменским переезжает из Старого Олова в с. Новый Олов, среди них Надежда Макаровна. В 1981 году в составе делегации она побывала на Всесоюзном совещании агрономов. Принимал их там М.С. Горбачёв, бывший в то время министром сельского хозяйства, по итогам совещания ей предложили сделать в апреле 1982 года доклад сначала в обкоме партии, а потом в облисполкоме.
    Человек она абсолютно независимый, поэтому доклад написала сама, хоть ей и дали помощника – референта. Незадолго до начала совещания зашёл начальник отдела, прочитал доклад и сказал, обращаясь к помощнику: «Петров, это можно сразу выбросить в корзину». Но времени переписывать его не было. А заявку на её доклад уже включили в план совещания. К новым веяниям в стране был в то время повышенный интерес. Чтобы послушать рассказ о совещании в Москве отклонили даже заявку на выступление директора НИИ А.П. Кузовлева. На совещании присутствовало две тысячи человек, с волнением Надежда Макаровна справилась. Её доклад понравился 1-му секретарю обкома М.И. Матафонову. Он его похвалил, сказал: «Учитесь, как нужно доклады делать» и пообещал приехать в совхоз. Похвала 1-го секретаря сняла груз с плеч районного начальства. Особенно переживал 1-й секретарь райкома Ф.И. Медзиновский.
    Надежда Макаровна была человеком непредеказуемым, могла высказать мнение, которое полностью противоречило основной линии партии. Но всё закончилось хорошо. На этом же совещании она повстречала своего бывшего коллегу Сапожникова Александра Ивановича, главного экономиста областного управления. Он сам подошёл к ней: «Надя, всё-таки это ты. Я никак понять не могу, ты не ты? Но почему агроном? Ты же экономист!»
    Михаил Иванович Матафонов своё обещание сдержал, в совхозе побывал. Хлеба в тот год стояли тучные, за 30 центнеров с гектара. На другой день после приезда 1-го секретаря прошёл град. Колос опустел наполовину. Но даже с побитой градом пшеницы взяли 25 центнеров. Кукуруза и подсолнух были такой высоты, что в них свободно скрывались и люди, и животные. Рапс, донник, свёкла. Силосные ямы были забиты кормами под завязку. Пшеница, овёс, ячмень, гречиха. Зачастую на токах не хватало место под новый урожай. Таким он был богатым.
    В 1984 году Надежда Макаровна была награждена путёвкой на ВДНХ. Побывала она на ВДНХ и в 1987 году. Её отправили туда в делегации участников курсов повышения квалификации из Улан-Удэ. В её трудовой книжке есть запись о присвоении ей звания «Лучший агроном Читинской области». Больше никаких наград за свой труд она не получала. Своеобразную оценку её труду поставили земляки. Сочиняя частушки ко Дню работников сельского хозяйства, Людмила Мефодьевна Матюшенко и её племянница Евгения Бакина посвятили одну частушку Макаровне, так её зовут в деревне:
    
    Уж мы Надю не любили,
    В кабинете топали,
    Зато чушечки у нас
    Всегда зерно лопали.
    
    В 1996 году она вышла на пенсию. Живёт Надежда Макаровна Эпова, агрономша, скромно, прибаливает, но никогда не теряет бодрости духа, оптимизма и стойкости характера. 9 декабря ей исполилось 77 лет.
    
    P.S. Зинаида Перфильевна помогла получить образование своим детям, несмотря на своё негативное отношение к учёным людям. Рита окончила сельхоз техникум, стала ветеринаром. Михаил, который окончил только первый класс, потому что вторую половину дня проводил в полях, собирая колоски, а вечером уже не в состоянии был готовить уроки из-за хронической усталости, получил несколько профессий: шофёр, сапожник, пчеловод, фотограф, слесарь ремонтного депо.
    
    Татьяна Эпова, г. Краснокаменск
3d
Яндекс цитирования