Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
АКТУАЛЬНО
    Итоги выборов-2019
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Переход на «цифру»: готовность № 1
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Виноват не только подросток
РЕПОРТАЖ НЕДЕЛИ
    Горели, но не сдались
КАЛЕЙДОСКОП
    Газимурский локомотив, вперёд!
ЗНАЙ НАШИХ!
    Семья – моя опора
ИСПЫТАНО НА СЕБЕ
    Три недели в Крыму с палаткой
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Дни и ночи полевого госпиталя
ТелеМАНИЯ
    Кинодетство. Звёзды. Школа… (то смешно, а то сурово)
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Межсезонье
МЫ ЖИВЫ, ПОКА ЖИВА ПРИРОДА
    Один день на Агуце
ВЫХОД В СВЕТ
    Ах Астахова в Чите
СОБЫТИЯ ГОДА
    Рифмы осени
БЕЗ РЕТУШИ
    Как по муромской дорожке. Часть 4
ОТКРОВЕННО О ЛИЧНОМ
    Когда не нужно объяснять
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
    Гектар для забайкальца
ФАЗЕНДА
    Быстро, вкусно, ароматно!
    Время саженцев
Выпуск № 37 от 10.09.2019 г.
Горели, но не сдались
Продолжаем знакомство с участниками первой региональной выставки сельскохозяйственных животных, которая проходила в середине августа на базе Забайкальского центра племенного животноводства в пос. Кутузовка Читинского района.
Окончание. Начало в №№ 34–36.
    
Будущие племенники

    Супруги Садаевы – фермеры в Ононском районе известные. В сельском хозяйстве Николай Бадмаевич и Хаиса Бальжинимаевна с 1986 года, как окончили Бурятскую сельхозакадемию: он выучился на ветеринарного врача, она – на агронома. Перспективы тогда намечались совсем другие: Николая приглашали в аспирантуру Казанского зооветеринарного института, Хаису (её иногда называют Раисой) – в «Тимирязевку». Кто знает, как бы сложилась их жизнь, но у дочки была аллергия, в городе врачи жить не рекомендовали, вот и поехала молодая семья на родину – в свой Ононский район. Да, это действительно удивительно – оба они родом из одного района, а познакомились только в Улан-Удэ.
    С 1986 года работали супруги в совхозе «Торейский», он был замдиректора, главным ветврачом, она – главным агрономом. А потом пришли лихие девяностые. Стало непонятно, как жить и работать дальше, всё начало распадаться. Выхода не было – взяли свои паи, КРС, бесхозную стоянку и в 1992 году Николай Бадмаевич вторым в Ононском районе зарегистрировал своё КФХ. Впрочем, девяностые годы, говорит фермер, можно вычеркнуть – всё рушилось, люди просто выживали, ни о каком фермерстве и речи быть не могло. Жили потихоньку. Постепенно наращивались собственными средствами, а в 2014 году подали документы на грант программы «Семейная животноводческая ферма». Выиграли.
    На государственные деньги купили племенной скот: 20 «калмыков» и 37 абердин-ангуссов, первое потомство привезённых из Канады. Теперь фермеры стремятся получить статус племенного репродуктора по обеим породам – вместе с сотрудниками ЗабАИ проводят бонитировку, отбор, селекцию, соблюдают все необходимые нормативы и процедуры и, конечно, радуются своим животным – калмыцкий скот в этих местах всегда был в почёте, но и «абердины» с хорошей стороны себя показали. Как будущие «племенники», привезли Садаевы в Читу на выставку скот обеих пород.
    Занимаются они, конечно, и овцеводством, содержат 600 голов забайкальской тонкорунной породы, стригут шерсть. С прошлого года начали сеять зелёнку, в этом на пробу посеяли смесь суданки и рапса. Понравилось. Рапс содержит серу, очень полезную для шерстности баранам. Зелёнка в рулонах даёт хорошую прибавку к зимнему рациону. Своё поле в 70 гектаров фермер огородил, как положено – две зимы возил лиственничные столбы, потому что на сосну надежды нет: постояла пять лет и сгнила, а теперь забор устроен долговечным и прочным.
    
Дети чабанов

    До недавнего времени Николай Садаев заведовал ветеринарным участком Усть-Ималки. В апреле деревня сгорела. Практически все её жители имели свои стоянки. Их, бывших колхозных, было 15. Сгорело 10.
    «Ураганный ветер с пылью и пламенем, – вспоминает Николай Бадмаевич, – непонятно было, куда и что движется, ноль видимости. У нас была опашка, пятикубовая ёмкость с водой, забаррикадировались,  потому и спаслись».
    Огонь всё-таки приблизился – сгорело более 30 кубов строительных материалов, но постройки и всё остальное люди отстояли. «Молились», – говорит Хаиса Бальжинимаевна.
    Степной пожар бушевал, но потери скота у Садаевых были всё же небольшими – у кого-то и отара сгорела, и пол-отары, а их животных в степи спас пастух. Но зрелище было ужасающим.
    «Овцы от огня слепнут быстро, – говорит Николай Садаев. – В основном глаза горят и спины. Когда слепнут, они как вкопанные становятся, и начинает остальное гореть – ноги, спина. Все сгорает, с шерстью вместе и потом уже не восстанавливается. Только летальный исход для животных».
    Жители сгоревшей Усть-Ималки получили сертификаты и устроились в городе. А Садаевы перебрались жить на свою стоянку. За сгоревших животных они получили денежную компенсацию и восстановили поголовье. Вокруг же идет стройка – с нуля возводятся постройки на бывших колхозных стоянках.
    «Новые материалы, новые конструкции, это очень хорошо для животноводства! – считает фермер. – Сам Бог велел заниматься животноводством!»
    А что у них самих стройки нет, Садаевы и не думают обижаться – на грантовые деньги в 2014 году они хорошо отстроились, и очень обидно было бы, если бы сгорели.
    В хозяйстве постоянно работают пять человек – кто пасёт, кто на технике, кто коров доит. Во время сезонных работ собирается человек 10–12, все свои, местные.
    «Если идёт хорошая поддержка, можно работать, – говорит Николай Бадмаевич. – Просто не хватает сейчас специалистов. Даже тракториста не сыщешь днём с огнём. Молодёжь вся уехала в города. Работать некому».
    В сентябре исполняется 37 лет, как они вместе. Вырастили сына и дочь. Дочка живёт в Чите, а сын – в Нижнем Цасучее, он, по примеру родителей, окончил БГСХА, инженер-механик, пока зарабатывает деньги дальнобойщиком, но когда отец решится уйти на пенсию, встанет главой КФХ, такой уговор уже есть. С кем вот только работать будет?
    «Мы-то – дети чабанов! – улыбается Хаиса Бальжинимаевна. – Современный житель забайкальского села – это человек старой закалки, старше 50 лет, который надеется только на себя. Мы привыкли на себя полагаться, хозяйство нас кормит. А молодой крови мало. И если у них нет скота, то начинать что-то будет сложно. Мы вот иногда сыну говорим: дроны, видимо, пасти будут, а камеры смотреть. Или культурные пастбища у нас впереди: загнал скот в загородку, через три дня – на другое. Останется работа – загородку чинить».
    Но особо печалиться Садаевым некогда. Хоть хозяйство у них устроено и слажено, они часто бывают в поездках, работы много. А  летом в ононскую степь приезжают внуки, которые любят стоянку даже больше, чем свой дом. Это ли не счастье?
    
Красная Ималка

    Столкнулся со степным пожаром и скотник сельхозкооператива «Красная Ималка» Игорь Цыденов. В этом хозяйстве он работает третий год, до этого жил в Агинском. Потом решили с супругой переехать, оба бросили работу, оставили жильё и отправились на его родину.
    «Это моя земля, – говорит Игорь Валерьевич. – На этой стоянке много лет назад чабанили мои родители».
    Теперь пришло время сына. Игорь, впрочем, уже сам давно отец – жена живёт в деревне с двумя младшими, а они вдвоём – скотник и его 16-летний сын – на стоянке, за шесть километров от Красной Ималки. С огнём они тоже боролись вместе.
    «В тот день передали с утра большое штормовое по всем чабанам, но штормовое пришло с огнём, – вспоминает Игорь. – Горело на секунде всё. Соседнюю стоянку отбили, мою уже не смогли. Некоторые люди говорят: прозевали. Нет, это неправда! Забивало глаза пылью, сшибало с ног. Огонь перескакивал забор, тот сгорел мгновенно. Представьте, вентилятор дует на огонь. Только дом отбили с горем пополам…»
    Скот, за который был ответственным, Игорь Цыденов спас – все до единого 42 быка-производителя живы. А  вот его собственные животные сгорели – в кошаре были закрыты козы-овцы с козлятами-ягнятами…
    Желание заниматься сельским хозяйством, развести скот зародилось ещё в детстве Игоря. Теперь мечтою отца живёт и сын. В Агинском они держали чушек, кроликов и кур, так что настоящую работу парень увидел лишь три года назад, но теперь ему ничего не надо, только стоянка. И большая мечта на них двоих, отца и сына, – построить свою!
    «Высоко я не прыгаю, хочу иметь сто калмыков, – делится планами Игорь Валерьевич. – Я с 14 лет сам себя кормлю и одеваю. Никакого труда не боюсь. Смысл жизни – детей поднять, а мечта – завести породистых коней, не на скачки, не куда-то, а пару – для себя, для души. Я сторонник коней, у меня в крови кони. Нравятся все, какой бы породы ни были».
    
В родных степях

    Удивительно, но с большим оптимизмом смотрят в будущее нынешние «погорельцы». И вообще, молодцы они, ребята из Ононского района!
    «Я правая рука главы КФХ Чингиса Догбаева, – представляется мне Александр Фалилеев, – его друг! Пожар пришёл из Монголии, у Чингиса сгорело три стоянки, только овец голов двести – был же окот как раз, голов десять скота, лошади обгорели. Один старый конь сгорел».
    Сейчас эти стоянки строятся заново. А КФХ, хоть и молодое, созданное только в 2017 году, стремится стать племенным репродуктором по калмыцкой породе КРС. Вот такие амбиции у молодых.
    Александру Фалилееву, к слову, 18 лет. Родители его живут в Красной Ималке, отец – тракторист, мама сидит дома, потому что работы в деревне нет. Сам же Александр окончил первый курс колледжа, отделение механизации сельского хозяйства, сейчас хочет перевестись на заочное обучение – ведь впереди ещё три года, а работы много уже сейчас!
    «Главное – чтобы интерес был! У кого есть стремление и желание жить, те идут в сельское хозяйство. А многие в интернете сидят, а какая в интернете жизнь? – рассуждает молодой человек. – Я с детства ездил с отцом по стоянкам, вот и втянулся. Привязанность появилась – в город уезжаешь, тянет назад. Я считаю, надо насильно у молодёжи интернет забирать, чтобы окончательно не деградировали! А я лично в будущем вижу себя только здесь – в родных степях!»
    
    Мария ВЫРУПАЕВА
3d
Яндекс цитирования