Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
АКТУАЛЬНО
    Итоги выборов-2019
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Переход на «цифру»: готовность № 1
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Виноват не только подросток
РЕПОРТАЖ НЕДЕЛИ
    Горели, но не сдались
КАЛЕЙДОСКОП
    Газимурский локомотив, вперёд!
ЗНАЙ НАШИХ!
    Семья – моя опора
ИСПЫТАНО НА СЕБЕ
    Три недели в Крыму с палаткой
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Дни и ночи полевого госпиталя
ТелеМАНИЯ
    Кинодетство. Звёзды. Школа… (то смешно, а то сурово)
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Межсезонье
МЫ ЖИВЫ, ПОКА ЖИВА ПРИРОДА
    Один день на Агуце
ВЫХОД В СВЕТ
    Ах Астахова в Чите
СОБЫТИЯ ГОДА
    Рифмы осени
БЕЗ РЕТУШИ
    Как по муромской дорожке. Часть 4
ОТКРОВЕННО О ЛИЧНОМ
    Когда не нужно объяснять
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
    Гектар для забайкальца
ФАЗЕНДА
    Быстро, вкусно, ароматно!
    Время саженцев
Выпуск № 37 от 10.09.2019 г.
Дни и ночи полевого госпиталя
Среди бойцов и командиров, с честью выполнивших 80 лет назад свой интернациональный долг на Халхин-Голе, были и забайкальские медики. Эти заметки о Л.Н. Забелиной и её подругах-однокурсницах. Она проживала в Красном Чикое. В январе 2009 года земляки проводили её в последний путь. А в то горячее лето 1939 года Людмила Забелина была медсестрой полевого госпиталя в Монголии.

Окончание. Начало в № 36.
    
Встречи с Константином Симоновым

    Запомнились Л.Н. Забелиной встречи с писателем Константином Симоновым, в то время корреспондентом газеты «Героическая красноармейская». Он часто приходил беседовать с ранеными. Редакция находилась примерно в двух километрах от госпиталя. Питались журналисты вместе с медиками в одной столовой. При случае врачи просили Константина Михайловича почитать что-нибудь из новых стихов. Он не отказывался. Его проникновенные строки о боевом братстве советских и монгольских воинов, героизме красноармейцев и цириков, о работе военных медиков в боевой обстановке все слушали, затаив дыхание:
    
    Я цириков видел в решительном деле,
    Мы вместе хранили границы земли,
    Мы смерти в глаза с ними вместе глядели,
    Бок о бок в атаку на недругов шли,
    В окопах мы хлеб пополам с ними ели,
    Случалось, мы пили из фляжки одной,
    Как русские дали, как русские ели,
    Монгольская степь нам казалось родной…
    
    «Первый раз мы увидели поэта в столовой, – рассказывает Людмила Николаевна. – Сидели за столом и, как обычно, отбивались от комаров. Заходит редактор и с ним такой чернявый молодой человек. По столовой пробежал шепоток: «Это писатель из Москвы». Прошло несколько дней. Вторично Симонова увидели в госпитале. Мы подошли, он разговаривал с военным врачом Корчагиной. Она представила нас: «А это мои читинские девочки». Потом Симонов приходил ещё. Ему нужно было повидать раненого танкиста. Когда Константин Михайлович проходил мимо нашей палатки, он в шутку спрашивал : «Чи та палатка, чи не та?» Помню собрались мы на ужин в столовой, потом Костичка Михайлович (так мы звали Симонова между собой) читал стихотворение «Два друга», рассказывал о подвигах танкистов-яковлевцев, о мужестве наших солдат и монгольских цириков. Иногда подолгу не видели Симонова. Он часто выезжал на передний край боевых действий.
    Получая «Героическую красноармейскую», мы старались сохранить вырезки его стихотворений. Местечко, где располагалась редакция, называлась Баин-Бурт. Когда-то здесь находился монгольский пограничный пост. Типография размещалась в длинной палатке, а рядом стояли 5–6 юрт, в них жили сотрудники редакции и типографии. А вокруг – выжженная степь…
    После успешного штурма сопки Ремизова мы снова встретили Константина Михайловича за ужином, а потом все пошли провожать его. Уезжая домой, поэт пришёл попрощаться с нами, оставил свой адрес: «Девчата, будете в Москве, пожалуйста, загляните ко мне или напишите о себе, буду очень рад».
    Часто вспоминала Людмила Николаевна своих боевых подруг по Халхин-Голу Аню Дорожкову, Надю и Шуру Забелиных, Клаву Курбатову, Валю Козлову, Веру Герасимову. Одну из них, Александру Михайловну Забелину (по мужу Зиброву), с помощью облвоенкомата я разыскал в селе Акша Читинской области. О службе в полевом госпитале в период боёв на Халхин-Голе она написала: «Раненые поступали днём и ночью большими партиями. Не зная отдыха, мы старались как можно быстрее и лучше оказать им помощь. Чётко была налажена сортировка – кого в перевязочную, кого в операционную, а кого срочно на отправку самолётом в Читу. Врачи, медсёстры, санитары буквально выбивались из сил, но никто из нас не жаловался на трудные будни войны.
    Не забуду, как однажды к нам привезли раненого в голову монгольского цирика. После операции он находился в очень тяжёлом состоянии. Сознание к нему вернулось только через несколько дней – как раз в моё дежурство. Он открыл глаза и знаками попросил пить. Как я обрадовалась: к человеку вернулась жизнь! По-русски Тарабиши (так звали монгольского воина) не говорил. И мы не знали его языка. Первое время пользовались словарём. Потом к нам пришла переводчица-монголка. Это была очень душевная женщина. Мы как-то сразу подружились с ней. Звали её просто Машей. Ей очень нравилось это русское имя!
    Из Красночикойского района в боях на Халхин-Голе участвовали многие земляки Людмилы Николаевны. Среди них врач Галина Матвеевна Терновая, Василий Васильевич Хлуднев, награждённый орденом Красного Знамени, Ефрем Дмитриевич Тихонов, удостоенный ордена Красной Звезды. Многие не вернулись с той войны к родному порогу, погибли в боях с японскими захватчиками, до конца выполнив свой долг бойцов–интернационалистов.
    Однажды, было это в 1975 году, Людмила Николаевна смотрела телепередачу. Выступал Константин Симонов, читал свои стихи. И у неё мелькнула мысль написать ему, напомнить о встречах в палаточном полевом госпитале в Баин-Бурте летом 1939 года. Написала. Вскоре в районную больницу Красного Чикоя, где тогда работала Забелина, из Москвы на её имя пришла бандероль, а в ней книга К. Симонова «Далеко на Востоке». На первой странице автограф знаменитого писателя: «Уважаемой Людмиле Николаевне от автора К. Симонова. 30.10.75 года. Москва».
    В свою очередь она послала Константину Михайловичу посылку с читинскими орешками и несколькими веточками багульника.
    Людмила Николаевна сохранила с своём альбоме две старенькие, сильно пожелтевшие, но очень дорогие ей фотографии. На одной из них она запечатлена среди боевых подруг. На обратной стороне снимка надпись: «Халхин-Гол. Август 1939 г.» и фамилии девчат-однокурсниц. Всякий раз, когда она брала в руки эти фотографии, память невольно уносила её в то военное жаркое лето. И как наяву слышались ей стоны раненых бойцов, отдалённая артиллерийская канонада, виделись горящие в небе самолёты… И уже невозможно было отмахнуться от нахлынувших воспоминаний. Верно говорят: память о войне неподвластна времени, она проступает, как кровь сквозь бинты.
    
    Николай БУБНОВ, ветеран военной журналистики, лауреат медали фронтового корреспондента К.М. Симонова
3d
Яндекс цитирования