Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
    Трамплин для бизнеса
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Красная линия в жизни
КАСАЕТСЯ ВСЕХ
    «Собачья проблема» нерешаема?
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
    Синилгэн – праздник первого снега
УГОЛКИ ЗЕМЛИ РОДНОЙ
    На аргунской стороне…
СМЕЛО ЗА ДЕЛО!
    Жар-птица вдохновения
ТелеМАНИЯ
    «Ы» и другие приключения «Операции»
ЗАПОВЕДНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ
    Записки краеведа
ВЫХОД В СВЕТ
    Посмотреть на шерстистого носорога
ТАЛАНТЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ
    Звание «Народный» – по заслугам!
ТЕПЛЫЕ СТРОКИ
    Играй, гармонь, звени, частушка
ЧАДО газета для детей и молодежи
    Для мам и пап
ДАТА
    Тысячи тысяч
НИ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ
    Звонница – звонче нет
ЗНАЙ НАШИХ!
    Трезвые воины – забайкальские старообрядцы
ФАЗЕНДА
    А у нас свежина!
Выпуск № 45 от 05.11.2019 г.
Записки краеведа
«За сердечность и широту я Угдану спасибо скажу»
Люди за свою жизнь успевают не единожды сменить место жительства, но в глубине души каждый из нас хранит воспоминания детства, и место под солнцем, где впервые осознал себя как личность, для него самое близкое. Для меня нет ближе места на земле, чем родное село Угдан, одноимённое местности, где оно расположено.
    «К северу от города Читы по следам кочевий предков древних, у подножия Яблани дабаана: степь, тайга, селения Угдана…» – эти слова я перевела с бурятского из своей песни-посвящения малой родине. Здесь родились мои отец и мать, здесь моё «тоонто» – место рождения.
    Толкований названия местности много, но ближе всего, на мой взгляд, смысловое значение от корня слова «уг» – «род», «даан» – «поднять», т.е. «земля, поддерживающая род».
    В современном селе Угдан проживают потомки монгольского племени хори-бурят, которые, как и эвенки Даурии, являются аборигенами современного Забайкалья. Буряты в силу толерантного мышления способны жить бок о бок с другими народами, не вмешиваясь во внутренние дела соседствующих племён, поэтому границ и врагов для кочевников не было. Каких-то сто лет назад скотоводы имели возможность делать перекочёвки на большие расстояния, согласно традиционному природопользованию продолжали свободные переходы в Монголию, Внутреннюю Монголию (Китай) и обратно. «Когда наши сородичи гнали скот из Еравны (Бурятия), над местностью Угдан тучи пыли не опускались неделями», – вспоминали старики.
    Находящаяся недалеко от Угдана Титовская сопка, по-бурятски Айралжан-хатан эжи, почитается как сакральное место со времён язычества. По преданию, на этой возвышенности обитает дух шаманки Айралжан, которая охраняет всю округу. Здесь проводились многодневные тайлганы – праздники, на которые съезжались верующие из разных мест Ара-Халхи (Забайкалья).
    Местность Угдан – это лесостепная зона, включающая долину Яблонового хребта вдоль речки Читинки, здесь проходит знаменитый Романовский тракт, бывший дорогой кочевников. «Яблоновый» – «Яблани, ябгалан дабаан», т.е. «хребет с пешим переходом». По этому пути с севера пришли казаки, основывая Иргенский, Телембинский остроги.
    Живя на протяжении веков в русскоязычной среде, вблизи большого города, в окружении сёл Смоленка, Верх-Чита, Застепь, Каштак, Биофабрика и др., коренные жители не растеряли свои исконные традиции, язык, бытовой уклад, буддийскую веру без отрицания шаманизма. Особое географическое положение, когда люди живут из поколения в поколение на перепутье дорог (из Угдана можно по выбору уехать в любую сторону), способствовало тому, что выработался своеобразный менталитет. Угданцы с малолетства воспитываются в двуязычии в условиях преобладающей культурной и языковой среды русских. Смешанные браки – нередкое явление среди жителей. Чтобы понять характер местного сообщества, нужно в Угдане вырасти.
    
Успеть сохранить

    Краеведение – моё увлечение, как говорят, хобби. Знаю многих людей, непрофессионалов, которые целенаправленно изучают прошлое и настоящее родного Забайкалья. Но одно дело – черпать знания из литературы и учебников, а вот попробуйте сами поднять хоть неглубокий пласт прошлого, хотя бы в пределах одного объекта.
    Например, когда стала собирать материалы по истории родного села, поняла, что работы предстоит столько, что одному человеку не справиться. Время, как вода, быстротечно. Уходит одно поколение очевидцев – носителей информации, и уже не найти достоверных сведений о том времени. Публикации в литературе и СМИ зачастую искажают происходящее по воле авторов, которые, поддавшись доминирующей идеологии, выдают своё субъективное мнение за действительность; мы все свидетели того, как переписываются учебники истории. Но в любом случае надо фиксировать события текущего периода. История ведь – наука живая и не рождается отдельно от человеческого общества.
    Приведу пример. Жил в Угдане Вампил Андронович Даривадраев (1903–1984), инвалид Отечественной войны, бывший парторг мотострелкового батальона. Он не носил ордена и медали напоказ. Но я хорошо помню, как все уважали Даривадраева. В пожилом возрасте он записал на родном языке свои воспоминания о бурной юности, о жизни земляков, народных обычаях прошлого века. Рукопись передала мне его дочь, Валентина Вампиловна. Бережно сканируя пожелтевшие страницы, я переводила на русский язык содержание, чтобы оно стало доступным широкому кругу читателей.
    До революции Даривадраев постигал азы русской, старомонгольской грамоты и точных наук в Чите, в национальной школе, где обучались бурятские дети. В Читинской гимназии, куда его приняли далее, начались революционные брожения, и в числе «неблагонадёжных» учащихся Вампила отчислили. Возвратясь домой в селение Эгсата (Игсата) местности Угдан, он стал лидером молодёжи, вошёл в число организаторов перестроек, свойственных тому времени, основывал школу ликвидации безграмотности, первую комсомольскую ячейку, первый клуб, первые коммуны, а затем – колхоз. На базе колхоза «Память Ленина» и образовалось нынешнее село Угдан, когда собрали скот и прочее имущество единоличников, проживающих по маленьким селениям. Несогласные хозяева подались с семьями в другие места, а кто-то ушёл в Монголию.
    В 20-е годы привычный уклад аратов-скотоводов, проживающих единоличными хозяйствами в нескольких селениях – Хулhата (Биофабрика), Эгсата (Красный мыс), Дархита (падь Шерстнева), Маанин кункур (падь Лапочкина), у речки Читинки, у грязевого озера Угдан (напротив района КСК) – был нарушен преобразованиями Советской власти. Даривадраев записал: «15 февраля 1924 года в помещении Угданской начальной школы в улусе Дархита состоялось первое организационное собрание комсомольцев местности Угдан. Перед собранием я несколько раз встречался с Иннокентием Михайловым, первым секретарём райкома комсомола в Чите. Михайлов направил на собрание председателя райкома Бориса Стеценко, студента совпартшколы, хорошо владеющего бурятским языком. Собрание началось ровно в 4 часа дня. Стеценко сделал доклад, ознакомил молодёжь с задачами комсомола. Первыми решительно вступившими в Союз молодёжи СССР были семеро юношей: Даривадраев Вампил, Нурсанов Лупсан-Доржи, Жимбиев Шойжалсан, Санжиев Бальжинима, Балганов Даши, Донитов Жигмит, Очиров Гомбо-Доржи».
    Нашли отражение в его рукописи события Гражданской войны, коллективизации, репрессий, описание быта сельчан, дано множество имён, фамилий людей, потомки которых живут и поныне в Угдане. Осенью 2016 года работа В. Даривадраева в переводе Д. Намогуруевой была включена в книгу «Мой солнечный край», автором-составителем которой является краевед, учитель истории из Зугалая Могойтуйского района Намсалма Чимитовна Будаева, уроженка с. Арахлей.
    Вообще найти оригиналы старинных фотографий, письменные воспоминания – это большая удача для исследователя. Мне удалось скопировать уникальные снимки из семейного архива Жамьян-Дагбы Шойванова, уроженца местности Угдан. Тайша – председатель Хоринской думы перед революцией, эсер по политическим взглядам, он укрылся от расправы в родном Угдане. Ни один человек не запятнал себя доносительством, настолько был высок авторитет Шойванова среди земляков. В дальнейшем при Советах Ж. Шойванов активно участвовал в общественной и политической жизни Забайкалья, принял политику ВКП(б). Об этом свидетельствуют фотоснимки, датируемые 1917, 1924, 1928 и другими годами. Снимки предоставил на электронном носителе его внук Юрий Шойванов, проживающий в Чите.
    
Рукописи не горят

    Удачей стало моё знакомство с рукописным журналом уроженца местности Угдан, учителя и участника войны Дашинимы Цыреновича Эрдынеева (1915–1977). Эрдынеев понимал значение собственноручного изложения своей биографии, которая неотъемлема от истории родного села. Не случайно в «Энциклопедию Забайкалья» вошли сведения о селе Угдан, взятые из его рукописи.
    Бывший учитель Эрдынеев, в годы войны разведчик и старшина миномётной роты, оставив малолетнюю дочь и беременную жену, прошёл боевой путь от Хада-Булака до Кёнигсберга. Был награждён орденом Красной Звезды, тремя медалями «За отвагу» и другими боевыми медалями. О четвёртой медали «За отвагу», которая не была вручена при жизни, узнали недавно из общедоступного сайта архива ВОВ дети Дашинимы Цыреновича.
    При исследовательской работе помощь от земляков приходит порой неожиданно. Мне удалось подержать в руках и сделать копии писем, написанных в военный период Жалсаном Мажиевичем Мажиевым (1921–1998), уроженцем с. Арахлей, учителем Угданской школы. Не сносить бы ему головы, как Солженицыну, за честность. Хорошо, что неискушённый деревенский паренёк писал письма на бурятском языке. Он рассказывал, как матросы инженерных войск и солдаты строили в жару и стужу аэродромы и другие объекты в болотах Приморского края; камни добывали, разбивая вручную скалы. Железные кирки к концу смены были похожи на обухи от топоров. Жили в землянках, где под нарами хлюпала вода, на жидкой овощной баланде, зачастую без хлеба, одежда и обувь не выдерживали срока ношения. Болели. Понятно, почему молодые парни искренне рвались на фронт, завидовали воюющим солдатам. Оригиналы писем, сшитые в дневники по годам, хранятся в семейном архиве. Старший матрос ВМФ Ж. Мажиев активно участвовал в освобождении от японских милитаристов Северной Кореи в 1945 году. Был награждён боевыми медалями, демобилизован через год после победы. Окончил Читинский пединститут и работал в Угдане, был моим учителем.
    На сегодня в живых не осталось ни одного активного участника войны – уроженца местности Угдан. Поэтому летом 2013 года мы, дети и внуки фронтовиков, собрали деньги и провели методом народной стройки реконструкцию памятника воинам, призванным из Угдана. Имена погибших на фронте, умерших после войны и похороненных на родине навечно выбиты на двух мраморных плитах.
    Много поучительного и познавательного можно почерпнуть из истории и жизни родных мест: древние традиции современных русских, бурят, татар, эвенков, украинцев и других народов Забайкалья, встречи с интересными людьми, семейные предания и родословные, достопримечательности местности, творчество земляков, текущие события, фотографии и т.д. И для новых поколений забайкальцев откроются неизведанные страницы истории родного края. Но упаси Боже от бесцеремонной и легковесной трактовки сведений, поверхностного взгляда на историю и культуру народов, живущих в мире и согласии сотни лет рядом. Не нужно переводить топонимику или другие незнакомые понятия по созвучию, не вникая в подтекст, в смысл сочетания отдельных слов. Не нужно додумывать от себя и перевирать информацию, полученную от носителей народной памяти. А то будут кочевать ошибки из одной публикации в другую.
    
    Дулма НАМОГУРУЕВА, с. Угдан, Читинский район
3d
Яндекс цитирования