Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Новости недели
    Акцент недели
    Срочно в номер
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Жизнь на руководящей работе
НАША ГОРДОСТЬ
    «Эти трудности нас и подстёгивают»
НАШИ ЛЮДИ
    Платье одно, а счастья много!
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
    Усть-Наринзор, или Пока есть такие люди
ХОЧУ СКАЗАТЬ
    Где наше цифровое телевидение?
ЗАПИСКИ СТАРОЖИЛА
    Аргалей
ТелеМАНИЯ
    Терминатор. История. Часть 2
ЗАПОВЕДНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ
    В погоне за горбачём
ПРОШУ СЛОВА!
    Скот в загон?!
ВЫХОД В СВЕТ
    Кот Батон и принцесса Звёздочка
ЮБИЛЕЙ
    Жизнь для детей
ЧАДО газета для детей и молодежи
    Привить любовь к чтению
СМЕЛО ЗА ДЕЛО!
    Быть первой
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    Памяти Михаила Вишнякова
ЗДОРОВЬЕ
    Как я пиелонефрит вылечила
НАШЕ ДЕЛО
    Библиопривет! Нам – 65 лет!
    Центр культуры в Токчине
    С юбилеем тебя, «Толон»!
ФАЗЕНДА
    Скоро-скоро Новый год!
Выпуск № 49 от 03.12.2019 г.
Памяти Михаила Вишнякова
В моей памяти отложились годы моего становления в рабочие, когда я учился на судового слесаря-монтажника, так называлась специальность, которую я приобрёл, учась в Кокуе в ремесленном училище при Сретенском судостроительном заводе, впоследствии последствии переименованном в ГПТУ Там я и познакомился с Михаилом Вишняковым.
    Он учился на курс старше меня, но всё равно мы все знали Михаила, он был общительным со всеми, а также всегда участвовал во всех мероприятиях, проводимых в училище, выпускал стенгазету, где от его пера страдали нерадивые и хулиганские ученики, не раз ему за это доставалось, потому что были ребята покрупнее и задиристее, но, несмотря на эти досадные недоразумения, все тянулись к нему, любили посоветоваться, что почитать, всегда у него при себе имелась книжка. Он много читал и давал почитать ребятам. У кого не было среднего образования, учились в вечерней школе, учащиеся училища тоже проводили время в вечерней школе, там Михаил организовал стенгазету, в которой также доставалось прогульщикам и тем, кто не успевал в учёбе – за это тоже спрашивалось на производстве. В вечерней школе учились в основном рабочие с завода, была такая обязаловка, чтобы рабочие получали среднее образование. В 19 часов школа наполнялась рабочими всех возрастов, учились даже 50-летние дяденьки, и интересно было наблюдать, как такие взрослые получали двойки и если не выучивали урок, когда их вызывали к доске, так краснели, что было смешно на них смотреть, а тем, кому не давались знания учитель назначал приходить в субботу или воскресенье на дополнительные занятия. Самым строгим наказанием для неуспевающих было сообщение о двойках домой, а ещё хуже – детям.
    Учитель ходил на завод, чтобы ученикам давали дополнительный день для учёбы, а к нам дяденьки обращались, чтобы мы помогли им в учёбе и на переменах Михаила всегда окружали большие дяденьки, просили совета в разрешениях непонятных вопросов: как написать сочинение, какие книжки почитать, и всем Михаил давал дельные советы, а некоторых даже, как говорится, брал на поруки и подтягивал по русскому и литературе, был в школе в большом почёте, его уважали учителя и всегда обращались по имени и отчеству.
    Я учился в другом классе, но тоже обращался к Михаилу за помощью, как написать сочинение, что почитать. Он никогда никому не отказывал в школе, был всеобщим любимцем и наставником.
    В вечерней школе учиться было интересно, школьники были старше нас, пацанов, даже учились семейные пары, было интересно наблюдать за ними. Нередкол можно было видеть, как молодёжь убегает с уроков на танцы и в кино, в школе отметятся, а классному руководителю говорят, что во вторую смену надо, некому подменить на работе, а сами в кино бегут.
    Я вспоминаю фильм «Весна на Заречной улице», как будто фильм о нас и нашем времени шестидесятых годов, и песню в том фильме: «Та улица, что в люди вывела меня...»
    Утром мы бежали в училище, где было так интересно узнавать о рабочей профессии, а ещё когда нам объявляли, что идём на завод на практику, тут уж никто не отлынивал. Грохот завода, гудение станков, везде снуют электрокары, везут детали, крепёж, инструмент, поначалу мы глохли от этого заводского гула. Нас развозили по цехам, закрепляли за наставниками, и что интересно – вечером я встречался со своим наставником за одной партой, а на заводе он мне казался таким грамотным и знающим своё дело.
    С Михаилом мы проходили практику в одном цехе, повстречались как старые друзья, он уже заканчивал практику и выпускался, а мы ещё первогодки были, и он наставлял нас как старший товарищ выполнять то, что поручено и не болтаться по кораблю без дела. Рабочие его тоже уважали обязательно где он появлялся особенно в обеденный перерыв собирались в кучку и просили Михаила почитать свои или другие рассказы, и конечно, он никогда не отказывал, а с удовольствием читал. Начальство его тоже ценило за прямоту и честность. Если он где-то работал на корабле, то нередко его по громкой связи кричали: «Михаил, который писатель!..» Фамилию, может, забывали, да и другие были однофамильцы, а его все знали как писателя, и кличка у него среди нас была Писатель. На заводе выходила газета «Судостроитель», и, конечно, он состоял в ней как корреспондент, начальство его всегда отпускало, так как он писал такие статьи, что многим доставалось от него, несмотря на должности и ранги, особенно доставалось нерадивым рабочим, которые не выполняли план, и бракоделам. В рабочем коллективе он всё подмечал, и из-под его пера выходили забавные истории про достижения коллектива, а мы удивлялись, читая, ведь мы тоже были здесь, а ничего не замечали.
    Вспоминается один случай. Обычно с пацанами в обед шли купаться, и особенно было круто прыгать с корабля или с пирса в воду, потому что у пирса где стояли корабли, глубина была большая, да и течение реки стремительное, и кто не прыгал, над тем смеялись, кричали, что слабак, одного паренька подхватило течение, а он плохо плавал и стал тонуть, а мы стояли и смеялись, не понимая, что это серьёзно, а Михаил, не задумываясь, бросился в воду и вытащил этого паренька и, конечно, этим не кичился. Если бы узнало начальство, то попало бы всем нам, ведь строго запрещалось купаться там, где стояли корабли, и если узнавали, то на завод не пускали, а оставляли в училище. Михаил был настоящим товарищем и не кичился, что он может писать. Очень жаль, что он так рано ушёл, ещё бы мог о многом написать.
    
    Александр ПИСКАРЁВ
3d
Яндекс цитирования