Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
ЗНАЙ НАШИХ!
    Яйца в корзину – местные
ОНИ КОВАЛИ ПОБЕДУ
    Фотография
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Агинский округ. Итоги года
ЗДОРОВЬЕ
    Право выбора
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
    Антракт. Ещё антракт
ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА
    Лежит валежник… Чей?
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Так воспитывает война…
ТелеМАНИЯ
    Киноменю-обзор 2020
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Покупать или не покупать?
ОХОТА НА ОХОТУ
    Встречают не по одёжке
ВЫХОД В СВЕТ
    Любовь – не картошка?
ДОБРАЯ ВЕСТЬ
    «Гармония жизни» в Александровском Заводе
КОНКУРС
    Педагоги для села
ТЕПЛЫЕ СТРОКИ
    С каждым годом всё роднее и любимей!..
ОТКРОВЕННО О ЛИЧНОМ
    А что такое любовь?
А КАК У НИХ?
    Секреты зарубежной Бурёнки
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
НАРОДНЫЙ РЕЦЕПТ
    При диабете пейте травы эти
СОВЕТУЮТ СПЕЦИАЛИСТЫ
    Психосоматика и профилактика гипертонии
ОФИЦИАЛЬНО
    Компенсации при оплате вывоза ТКО
Выпуск № 6 от 11.02.2020 г.
Фотография
Война немыслима без разведки, ведь численность противника велика, велико и количество укреплений, военных баз, путей сообщения… Всё пребывает в постоянном движении, что-то, напротив, замаскировано, но увидеть это сложно даже с самолёта. Получить достоверные сведения можно только, раздобыв карты или документы, расспросив «языка» или получив сообщение от наблюдателя, посланного в расположение врага.
    
Боялся искать отца

    Вот уже 66 лет эта фотография сопровождает меня по жизни. На ней я с родным отцом, в последний раз мы виделись, когда я был совсем мал, и каждый раз, глядя на фото, я чувствую нашу связь – отец и сын. Мама была обижен на отца, как только я хотел начать поиски, она тут же выдвегала свои аргументы против него, и поиски прекращались, даже не начавшись. Она говорила мне, что не поехала жить с папой в геологическую партию со мной на руках, хотя там располагался посёлок, и жить было где, а у отца была хорошая работа. Что произошло тогда между ними, известно лишь одному Господу. Отец уехал, и год за годом они отдалялись, постепенно увеличивая свои обиды. Он пару раз навещал меня, эти встречи я помню очень смутно, но по сей день живу воспоминаниями об отце, рассуждениями, как бы сложилась наша судьба, будь мы вместе. Я его не осуждаю, но какие-то сомнения всё же присутствуют в душе. В конце концов он на чужбине женился. Уже почти два десятка лет нет мамы, после её смерти я ещё долго не решался искать отца, глядя на самое дорогое, что осталось от него, – фото со мной на его руках.
    
Поиски начались

    Время меняет жизнь с неимоверной быстротой. В 2014 году в Чите рождается «Бессмертный полк», я увеличил фото, соорудил плакат и вот уже несколько лет принимаю участие в его шествии и столько же лет занимаюсь поиском жизненной линии отца. Первым делом посетил партийный архив, но ничего вразумительного там не сказали. Военкомат тоже не имел никаких данных, и опять на какое-то время работа по поиску отца остановилась. Постоянно прокручивая в голове пути поиска, я вспомнил, что тогда его любимая работа была в сфере геологии. Через архив геологического управления я узнал о его деятельности до 60-х годов, а через полгода, в конце 2019 года, по совету родственников зашёл в интернете на сайт «Книга памяти Великой Отечественной войны», поиски увенчались успехом! Я узнал о всём боевом пути отца на фронте, о его боевых наградах, правда, это всё изложено очень кратко, но зато Госархив выдал только факты, а значит, правду.
    Корни мои по отцу, Павлу Тимофеевичу Лыкину, начинаются в деревне Ильино Рязанской области, где он родился в 1923 году. После окончания девяти классов в 1939 году их вся семья переезжает на постоянное место жительства в посёлок Потехино Амурской области, там он приобретает профессию комбайнёра и работает им до призыва в армию. По анкетам, Павел Тимофеевич участвовал в боях Великой Отечественной войны с мая 1942 года по октябрь 1944 года, сначала на Центральном фронте, затем на 1-м Прибалтийском фронте. Тогда забирали на фронт мужиков всех возрастов, от 18-ти до 50-ти лет, и уже на месте дислокации из вновь прибывшего пополнения отбирали молодых бойцов 1923–25 годов рождения, всех, кто старше, отправляли по подразделениям. Так описывал эту ситуацию курсант, будущий разведчик стрелкового полка. (фрагмент из книги В.Н. Алексеева и Н.Г. Шубиной «Взвод пешей разведки»): «Нас выстроили в шеренгу по одному. Вдоль строя, как покупатели вдоль базарного ряда, медленно прохаживались майор, капитан и два лейтенанта. «Кто желает в разведку, два шага вперёд!» – скомандовал капитан. Такая команда была для нас неожиданной, и поэтому на какое-то время шеренга замерла. Потом, словно кто-то подтолкнул нас сзади, все сто пятьдесят человек сделали два шага вперёд. Это вызвало одобрительную улыбку у офицеров, стоявших перед строем. «Кто курит, пять шагов вперёд!» Добрая половина строя отсчитала пять шагов. «Сомкнуть ряды!» Шеренгу курящих повернули лицом к нам. Майор и капитан остались возле нас, а лейтенанты ушли к курякам. «Товарищи курсанты, – обратился к нам капитан (как мы потом узнали, это был командир разведроты), – разведка – штука опасная, здесь приходится часто рисковать своей жизнью. Разведчик должен быть не только смелым, но и сильным, выносливым, а главное – хитрым, смекалистым. Курящих в разведку не берём. Кто чувствует, что не сдюжит, пусть выйдет из строя сейчас». Большинство фронтовых разведчиков попадали на фронт сразу после окончания школы и недолгого обучения на курсах или взапасных полках. В 1943–1944 гг. в наградных документах этих молодых людей, как правило, указывался один и тот же – 1924-й год рождения. Встречались и родившиеся в 1923-м году [те, кого призывали в 1942-м, что относится к моему отцу, Павлу Тимофеевичу Лыкину], а к концу войны – и родившиеся в 1925-м. Было ли это следствием негласного указания брать в разведку только самых молодых, нам неизвестно. Но 18–19-летние парни, конечно, отличались ловкостью, крепостью здоровья, юношеским бесстрашием. Да и их краткие биографии – родился, окончил школу, был призван в армию – не вызывали лишних вопросов у «особистов». Единственное, чего недоставало таким воинам, это военного опыта. Поэтому в каждом подразделении были опытные «старики» – младшие или старшие командиры лет на 10–15 старше новобранцев. Этим «старикам» молодёжь становилась обязанной не только приобретёнными умениями разведчиков, но и самой жизнью».
    
Путь на войне

    По окончании Центральной разведшколы Главного разведывательного управления (ГРУ) молодой боец Павел Лыкин был распределён в одно из разведподразделений Центрального фронта.
    1943 год. На всех участках этого фронта велись тяжёлые бои, как широкого, так и местного значения. В отделении, где Павел принял первое боевое крещение, служили опытные, возрастом за 30 лет, бойцы. Он чувствовал их тёплое и в то же время требовательное отношение к молодым воинам, старался проглатывать советы, повторяя и заучивая все наставления. Набираясь опыта в боях от своих товарищей, мой отец умел вынимать незримый гнев к врагу из своей души в нужное время, за что его начали уважать в роте, стали доверять ответственные задания. В конце года Центральный фронт был расформирован и красноармеец Лыкин был переведён в 732-й стрелковый полк 235-й стрелковой дивизии 1-го Прибалтийского фронта уже как опытный разведчик пешей разведки.
    1944 год. Первая январская вылазка в тыл врага показала дерзость разведчиков, стремление бойцов в приближении победы. Листаю документы, смотрю приказ от 4 января 1944 года от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР «наградить медалью «За отвагу» разведчика взвода пешей разведки рядового Лыкина Павла Тимофеевича, в том, что он в ночь на 4.1.44 года в районе южнее деревни [Угланы неразборчиво] действовал с группой разведчиков по захвату контрольного пленного и прикрывал огнём группу захвата». Это была первая награда. Прошло две недели, и потребовался опять «язык» для осуществления беспрепятственного продвижения войск. Очередная вылазка разведчиков прошла успешно, о чём говорит приказ от 20 января 1944 года №05-Н о награждении второй медалью «За отвагу» разведчика взвода пешей разведки красноармейца Лыкина Павла Тимофеевича «за то, что он в ночь на 17.1.44 года в районе деревни Заборье Горолонского района Витебской области с группой разведчиков пробрался в тыл противника и огнём из автомата отразил группу немцев, выбежавшую на помощь захваченному немцу, кроме того, прикрывал отход группы с контрольным пленным». Впоследствии такие вылазки стали обычным действием разведчиков. В феврале того же года разведгруппа совершает новый дерзкий налёт на фашистов. Наградной лист от 15 февраля 1944 года: «Товарищ Лыкин во время проведения разведки боем 7.2.44 года в район деревни Мал. Желуцы Горогокского района Витебской области совместно со своими товарищами прорвался в траншею противника и, завязав грамотный бой, выбил немцев из траншеи, уничтожив при этом трёх немецких солдат. В течение дня участвовал в отражении трёх контратак противника. Действовал смело и решительно. Лыкин Павел Тимофеевич достоин правительственной награды – ордена «Красная Звезда».
    Четвёртая награда – орден Славы III степени, награждён 19 августа 1944 года: «Товарищ Лыкин при отражении нападения немцев на штаб полка в районе деревни Юхненай Гаугеляйского района Вилинской области 11.07.44 года огнём из своего автомата убил 10 немецких солдат совместно с другими разведчиками при поддержке сапёров, нападение было отражено, при этом захвачено в плен 30 немцев». Не суждено было рядовому Павлу Лыкину войти вместе со всеми победителями, советскими воинами в логово врага, в Берлин. В октябре 1944 года его война закончилась, после тяжёлого ранения в грудь он попал в госпиталь города Читы, после чего был комиссован с третьей группой инвалидности.
    Я горжусь своим отцом, память о нём и о родителях, которые ковали победу в тылу, лишали себя и своих детей лишней крошки хлеба для общей победы нашего народа в этой кровавой войне, ради мира на всей планете Земля, сохранит моё будущее поколение, сохранят все поколения России.
    
    Валерий МИРОНОВ
RBC
Яндекс цитирования