Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
    Ветераны – фронтовикам
ПРИГЛАШЕНИЕ К РАЗГОВОРУ
    Платить придётся всем
АДРЕСА ДОБРЫХ ДЕЛ
    Возьмите продукты! – А за что? – Просто так!
В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ
    По закону, но без утилизации
ПРОБЛЕМА
    Писатель Балябин и весенние палы
А У МЕНЯ «ГОРИТ»!
    Хождение по... банкам
ИСПЫТАНО НА СЕБЕ
    «01» звонить бесполезно
ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ!
    Фронтовая электростанция
ТЕПЛЫЕ СТРОКИ
    Спасибо, мама, что ты есть!
1941-1945
    Наш герой
ТелеМАНИЯ
    В бой идёт поющая эскадрилья
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Маски, термометры, тест-системы…
УГОЛКИ ЗЕМЛИ РОДНОЙ
    В стороне от столбовой дороги…
ВЫХОД В СВЕТ
    Читаем Твардовского онлайн
НОВЫЙ СЕЗОН
    Премия Вишнякова
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Забайкальская вольная поэзия
НОВОСТИ КОМПАНИИ
    И подвиг их не забыт
А КАК У НИХ?
    Карантин в семье… четверняшек
СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА
    Мама, успокойся!
ФАЗЕНДА
    Компосту, пожалуйста!
Выпуск № 20 от 19.05.2020 г.
Доброго дня! Этот материал был опубликован в «Земле» много лет назад, когда ещё был жив Виктор Константинович Родионов. Энергетики Холбона Степан Евдокимович Соколов, Владимир Глебович Усачёв проработали на электростанции до пенсии. Грамотные, интеллигентные, они не разглашали, что вели монтаж оборудования и на Мордойской станции. Видимо, когда стало разрешено, тогда Алексей Иванов и написал этот текст о вкладе земляков в оборону страны.
    
    Мария Иннокентьевна Копцева, п. Холбон
    
Фронтовая электростанция
В начале 1942 года Хапчерангинский оловокомбинат жил напряжённой жизнью. Добыча металла, так нужного оборонной промышленности, резко возрас­тала. Выпуск этой продукции можно было увеличить лишь за счёт увеличения энергетических мощностей. Генераторы приводились в действие 16-ю локомобилями с прожорливыми топками. Дрова подво­зили за сотни километров: ближе было негде заготовить.
    А тут почти все молодые и здо­ровые мужчины ушли на защиту Родины. На их место встали жен­щины, старики и подростки.
    Недалеко от Хапчеранги было обнаружено месторожде­ние бурого угля. В феврале 1942 года в Читинском обкоме партии состоялось совещание. Прибыв­ший из наркомата цветной ме­таллургии В.А. Анненков докла­дывал, что принято решение построить на мордойском угле ЦЭС и тем самым резко увели­чить выпуск металла комбина­том. Сроки для строительства ЦЭС и ввода её в работу были сжаты. В начале марта в Мордое начались земляные работы. Со всех предприятий цветной ме­таллургии Забайкалья мобилизо­вали рабочих, в том числе жен­щин и подростков, в основном из Оловяннинского и Ононского районов. День и ночь делали по­жоги. А инструментами были кай­ла, лом, лопата и носилки. Было холодно и голодно, но работали с полной отдачей сил. Каждый со­знавал, что их труд – вклад в обо­рону страны.
    Первенцем первой пятилетки была Холбонская ЦЭС, построен­ная в 1933 году для обеспечения энергией золотодобывающих предприятий. И вот через год пос­ле начала войны на Холбонскую ЦЭС поступил приказ: демонтиро­вать два котла «Фицнер-Гампер», турбину на 2000 кВ фирмы «Вестин­гауз» и одну из двух ЛЭП 35 кВ Холбон – Дарасун для установки на Мордойской электростанции. Руководителем демонтажа был назначен Ю.В. Глуховской, глав­ный инженер ЦЭС Холбона.
    На станции Дарасун базиро­валась автобаза Хапчерангинского комбината, начальником кото­рой являлся К.В. Тихонов, впоследствии директор Читинско­го машиностроительного завода. На плечи молодого специалиста и коллектива автохозяйства лег­ли огромные трудности, прекрати­лось поступление новых машин и запасных частей. Бензин был строго лимитирован. Весь остав­шийся парк пришлось в кратчай­ший срок переоборудовать на древесное топливо и проводить техминимум с шофёрами по изу­чению эксплуатации газогенера­торных установок.
    Тихонов побывал в Холбоне, снял размеры котлов. Почти 20-тонная махина барабана с труб­ной решёткой была длиной более 9 метров. Умельцы автобазы сконструировали прицеп на 4-х осях с 32 колёсами.
    Наступил ответственный мо­мент доставки котлов и турбин через хребты и кручи. Перевозка была поручена опытному шофё­ру Н.Ф. Индину на восьмитонном «Ярославце», с трудом сдвигавше­м с места гружёный прицеп. На подъёмах в упряжку впрягали две, три машины. Натружено гудя мо­торами, автопоезд медленно взбирался по крутым склонам. Спуски были не менее сложными. Гигантская телега рвалась вниз, тащила за собой машины, рвала тросы, как нитки.
    Котлы и турбины были дос­тавлены автомобилистами в срок. В Мордое никакой грузоподъём­ной техники не было, кроме лебё­док, блоков, ручных талей. Возве­дение стен задерживалось до установки котлов на металличес­кие опоры каркаса. Устано­вив их, начали работы по возве­дению стен здания и обмуровке котлов.
    Нас, ремесленников из Вер­шины Дарасуна, после года обу­чения направили в ноябре в Мордой на монтаж ЦЭС. 40 человек перевозили в бортовой машине, закрытой брезентом. В Мордое расселили в одном доме 20 чело­век и в бараке 20 человек. Назав­тра сразу начались работы в шах­товой мастерской. Ночь и день шли работы по заливке фунда­мента турбогенератора. Раствор готовился вручную в корытах и ручных бетономешалках. Сверле­ние отверстий производили на ручных дрелях. Воздуховоды от вентиляторов к котлам клепались тоже вручную.
    В апреле 30 ремесленников призвали на фронт.
    К концу мая я со своим дру­гом К. Савватеевым занимался коммутацией главного щита и пульта управления энергоблока, щитом собственных нужд и рас­предустройством с энергетиками Холбона Соколовым и Усачёвым. Видя, что работы подходят к за­вершению, начальник монтажа направил нас на монтаж ЛЭП 35 кВ Мордой – Хапчеранга.
    По дороге Чита – Хапчеранга двигался чуть ли не со скоростью пешехода в сопровождении ма­шин трёхосный грузовик ЯГ-8. На его раме был закреплён узкий и высоченный трансформатор ве­сом 16 тонн с центром тяжести в верхней части. Даже при неболь­шом наклоне он стремился опро­кинуть автомобиль. А перед кру­тым поворотом и спуском с трассы на мордойскую болотис­тую дорогу заклинило колёса. Пришлось дополнительно обвя­зать трансформатор, опустить сверху оттяжки. За них взялись с каждой стороны по 20 человек. Первое препятствие – глубокая выбоина. Машина угрожающе накренилась, трансформатор потянул её набок.
    – Правые держи! – во весь го­лос закричал К. Тихонов.
    Люди повисли на стяжках, удержав груз. Так, медленно двигаясь, на третьи сутки преодолели 36 км до Мордоя.
    Первого июня трансформа­тор был доставлен к месту. Но для запуска ЦЭС было необходима электроэнергия для производ­ства электросварочных работ. Для этого требовалось привезти жаротрубный локомобиль с поршневой машиной и двумя маховиками, тонны по 2 каждый, и генератор на ременной пере­даче мощностью 250 л. с. И всё это заставляло работать всех строителей и монтажников сут­ками.
    И вот в начале августа 1943 года (всего за 8 месяцев!) была смонтирована и запущена воен­ная электростанция.
    Шли годы. Мордойская ЦЭС уже стала старушкой, но продол­жала увеличивать свою мощ­ность, обеспечивая электро­энергией весь Кыринский район. И вот 13 августа 1977 года фрон­товая электростанция Мордоя была остановлена, но память о ней сохранится в сердцах мон­тажников и эксплуатационщиков.
    
    Алексей Иванов, ветеран ВОВ, бывший работник Мордойской ЦЭС
RBC
Яндекс цитирования