Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
АДРЕСА ДОБРЫХ ДЕЛ
    Дом для рыб
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Обстановка на полях внушает надежду
УГОЛКИ ЗЕМЛИ РОДНОЙ
    Чикичей: притяжение воли и горечь паденья
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
    Сохранил коллектив – получил деньги
ДАТА
    Самый грустный юбилей
НАШЕ ДЕЛО
    Токарь от бога
    О могзонских путейцах расскажут музейные экспонаты
НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО
    Их воспитала война
    Записки ветерана
ТелеМАНИЯ
    «Сражающиеся за Родину»
Я ПОМНЮ, Я ГОРЖУСЬ
    Дед молчал о подвиге…
ВЫХОД В СВЕТ
    Смотрим, учим, слушаем
ОТКЛИК
    Jestem byłym alkoholikiem
ОФИЦИАЛЬНО
    Без бумажки ты… работник!
ЧАДО газета для детей и молодежи
    Собери пазл Победы!
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Забайкальская поэзия
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Открывая жидкую воду
НУ И НУ
    Журавли летели на парад?
СОВЕТУЮТ СПЕЦИАЛИСТЫ
    А у меня – газон!
ФАЗЕНДА
    Королевская ватрушка
    Совет специалиста
Выпуск № 25 от 23.06.2020 г.
Записки ветерана
В редакцию «Земли» Владимир Романович Федосеев принёс копию рукописи своего отца – фронтовика Романа Филипповича. Публикуем воспоминания ветерана, и если рукописи не сохранятся, в электронных архивах газеты потомки прочтут о своём славном предке.
    
    Родился в 1923 году в Старо-Цурухайтуе. До 1938 года учился в неполной средней школе, до войны работал в животноводстве – пас овец, в 1941–1942 годах работал на МТФ № 1. Заведующей в то время была Пешкова Анастасия Романовна.
    Взрослые мужчины были мобилизованы в Красную Армию, и мы с женщинами работали, сено готовили, ремонтировали технику, скот пасли…
    Семья у нас была большая – шестеро детей, я был самым старшим. Отец мой, Федосеев Филипп Иванович, работал кузнецом в колхозе им. Сталина, в 1938 году он был арестован и расстрелян как враг народа. Мать, Татьяна Павловна, работала дояркой на ферме №1 и на племенной ферме, ездили хлеб убирать, снопы вязать и даже молотили.
    Узнал о начале войны от председателя колхоза Михаила Алексеевича Гусева, по его поручению я собрал народ в клубе для оповещения.
    В октябре 1942 года был призван Быркинским райвоенкоматом в Красную Армию и в январе месяце 1943 года отправился на фронт, собрали нас у Дацана Оловяннинского района.
    Вступил в комсомол на фронте, в 1943 году, на Курской дуге. Первый мой бой был возле Хомутовки Курской области, я – связист-рядовой 3-го дивизиона. После прорыва Курской дуги освобождали Киев, Житомир, Новоград, Ровно. В местечке Млыново ранило, лежал в госпитале в Житомире три месяца, затем снова отправился на фронт, но в эту часть я больше не попал, а воевал на 4-м Украинском фронте в артиллерийской бригаде. Снова связистом.
    Один горестный день на фронте запомнился мне был на всю жизнь. Был октябрь 1943 года. Налетели 30 фашистских самолётов. Утром мы встретились со своим земляком Шестаковым Иннокентием Афанасьевичем. После небольшого по времени общения с ним меня вызвал командир дивизиона сопровождать оружие на пристрелку. Как бомбили это село, я не видел, но что было после… украинское село было не узнать… всё в руинах. В это время один из знакомых солдат мне и сказал о гибели моего земляка Иннокентия Шестакова. Побежав на похороны, я только увидел братскую могилу. Наша часть 146-я артиллерийская бригада, освобождала Чехословакию в трудных условиях, был переход через Карпаты, и за это я получил медаль «За отвагу» в 1945-м, вручил её командир бригады, полковник Миронов. Фронтовых друзей у меня было много. Хорошо помнится Иванов из Бодайбо, Капустин, Малышев из Бурятии... Общая судьба быстро роднила людей на фронте. Иной раз только познакомишься с человеком, а сходишь семь раз на дню с ним в атаку или пороешь в обороне землю носом под артобстрелом или под бомбёжкой – и уже друзья, побратимы навек. Некоторые были и из моей деревни. На фронте, даже в самые тяжёлые бои, выпадают минуты затишья, когда душа просит общения, воспоминаний о мирной жизни. И что тогда может быть слаще разговора с дорогим земляком! Вспомнишь общих знакомых, всякую, казалось бы, мелочь – как на сенокос ездили, как карасей в Аргуни ловили, как свадьбу чью-то играли, – и так-то на душе станет хорошо-хорошо, и такая злость возьмёт, что всё это проклятый немец порушил, что в бой идёшь, озлобясь, готовый всё смести на своём пути... Нас призвали в армию с одного села в один день сразу 6 человек: Пантелея Фёдоровича Швеца, Иннокентия Афанасьевича Шестакова, Дмитрия Константиновича Пешкова, Виталия Семёновича Козлова, Константина Андреевича Шишанина. Проводили нас всем селом, в то время ещё на «полуторке». Шофёром работал Иннокентий Васильевич Кайдалов. Доехали до Бырки, в районном военкомате прошли комиссию и к вечеру выехали на этой же машине в Борзю, там были сборы, прожили неделю в Борзе, потому что с других сёл ехали на лошадях. Как съехались все, погрузились в пассажирские вагоны, а мне ещё не приходилось ездить, доехали до Оловянной, там разгрузились ночью и пешком шли до Дацана, километров 12. Там стоял запасной полк. Обмундировали в шинель, ботинки, шлемы. Паёк наш был таков: 700 граммов хлеба, капуста. Этого нам не хватало. Проходили занятия, зима была холодная, но, как нам говорили, «больше пота – меньше крови», был такой лозунг. В середине января нас отправили на фронт. Обмундирование было всё новое.
    В нашем 67-м запасном полку были в основном забайкальцы и жители Бурятии. В Саратовской области полк влился в формировавшуюся там 112-ю стрелковую дивизию. Офицеры её в основном были фронтовиками, прошедшими Сталинград. И вот в 3-й дивизион 436-го артполка мы попали вчетвером из нашего села. Это Дмитрий Пешков, Виталий Козлов, Иннокентий Шестаков и, стало быть, я, Роман Федосеев.
    Мой боевой путь закончился в Чехословакии. 1 мая, не дойдя 70 километров до Праги, мы узнали о капитуляции немцев. Радости было много, у всех, кто остался жив после такой войны. Началась стрельба вверх, и старались палить всё больше трассирующими патронами. Немцы после этого побросали оружие и сдавались в плен. На их лицах тоже была радость, что живыми остались. Из армии меня демобилизовали в 1947 году...
    Хочется, чтобы всё, что было сделано нами, молодёжь берегла. И чтобы жизнь была ещё богаче и больше не повторилось той трагедии, которую испытали мы и весь советский народ.
    
От редакции:
    Сохранились в дневнике ветерана и записи о жизни после войны. Работал бригадиром, кузнецом, комбайнёром, председателем сельского совета… Село зажило – трудились селяне, досыта стали есть хлеб, играли свадьбы. У Романа Филипповича немало правительственных наград, среди них медали «За трудовую доблесть».
    Надеемся, что потомки сохранят рукопись фронтовика и память о его вкладе в Победу и труде ради их счастливой жизни.
RBC
Яндекс цитирования