Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
ЗНАЙ НАШИХ!
    «Нива» для Баженовой
    Шах и мат агинчан
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Мир особого детства
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Когда в ДК подпорка из оглобли…
ЗДОРОВЬЕ
    Берегите зрение смолоду
    Профессиональные и неравнодушные
ЖИВЕТ ГЛУБИНКА
    Как по муромской дорожке
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Подойницыно: вчера, сегодня, завтра…
СЫНЫ РОССИИ
    Вчера – мальчишки, сегодня – солдаты
ТелеМАНИЯ
    Отпуск, море, смех, любовь = 3+2, или Киноприключения «дикарей»
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    21 июня
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Вы к кому?
ВЫХОД В СВЕТ
    Три века с Китаем
ДВИЖЕНИЕ - ЖИЗНЬ
    Пенсия спорту не помеха
КУЛЬТУРА
    Памяти Лизы Петровой
ПО ГОРОДАМ И ВЕСЯМ
    Ненастный день минувшей осени
ПАМЯТЬ
    Сёстры Победы
МЫ ЖИВЫ, ПОКА ЖИВА ПРИРОДА
    Дзерены бегут через колючую проволоку
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Вольная забайкальская поэзия
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    Глава села с нами, а мы – с ней!
ФАЗЕНДА
    Ай да огурчики!
Выпуск № 24 от 11.06.2019 г.
Как по муромской дорожке
Как и любой другой район в крае, Ононский имеет свои особенности, одна из них в том, что все сёла здесь как бы нанизаны на три далеко расходящиеся нитки – дорожки на три стороны света. Все местные дороги начинаются на развилке, на неё и вернёмся в конце путешествия. Район теряет былые позиции год от года, хотя мог быть и в лучшем положении. В чём же причины? Автору удалось за короткое время проехать по в двум направлениям из трёх.
    
На «юга»

    Этот южный путь имеет развилку за Цасучейским бором – на Новую Зарю с Кулусутаем и на две Ималки – Красную и Устьевую. Дорога, пересекая знаменитый бор, вернее, его остатки, где-то километров 20–25 идёт по хорошему песчаному грейдеру, где можно держать скорость и 100 км в час. Дело было как раз перед разгулом огненной стихии 19 апреля, за день. К сожалению, или к счастью, обстоятельства не позволили автору оказаться в центре жутких событий, но чуть позже газета обязательно отправится на правую сторону Торейских озёр – в район Ималки, где на отшибе от больших дорог выживают два села с однокоренным названием, и одно из них почти полностью было уничтожено огнём степного пожара, о чём знает вся Россия. Но пока путь лежал на Новую Зарю и Кулусутай через сосновый бор, сожжённый огнём 18 апреля 2012 г.
    В отличие от Ималок, Кулусутай и Новая Заря населением побогаче, а в Кулусутае, с которого и началось путешествие по району, даже осталось в живых коллективное хозяйство. Как ни удивительно, оно сохранилось в бывшем казачьем карауле, где в старое время не было и в помине крестьянского общинного хозяйствования, а в советское время не все потомки казаков ладили с общественной работой в хозяйстве, трудясь спустя рукава. Сейчас, правда, бывший колхоз-миллионер в виде СПК еле дышит и не имеет, кажется, никакого дохода. На то есть причины, из которых одна – это жесточайшая засуха последних 10–20 лет, заставившая людей вести только пастбищное животноводство. Только сами работящие кулусутайцы, и русские, и буряты, потомки исконных скотоводов, в том числе казачьих, живут неплохо, приспособившись к новым веяниям времени, имея немалое поголовье, кто на своих подворьях, кто на стоянках.
    Колхоз же имеет некое консолидирующее значение, например, от него идёт племенное воспроизводство животных не только у СПК, но и у населения и поддерживается какой-то порядок в зоотехнии. Практически все стоянки, построенные в советские времена в Кулусутае, сохранились, а некоторые из них даже расширяются. На них и плодится и колхозное, и личное поголовье пяти традиционных видов скота. Конечно, не от хорошей жизни СПК передаёт животных в аренду частникам, но делать нечего, в борьбе за выживание все законные средства хороши. В селе идёт раздел земельных угодий между дольщиками, в том числе с выделом для колхоза. Наличие племенного репродуктора не даст ликвидировать известное хозяйство с именем «Рассвет», хотя, в принципе, до него остался один шаг.
    Это в более «жирные» 90-е годы в селе было налажено пришлым частником производство колбасы – выгодной, нежели мясо в непереработанном виде, продукции. Тогда, после совершенно неожиданной вспышки сибирской язвы, и была возможность у колхоза забрать тот колбасный цех, работавший на прекрасном местном сырье. Бренд «борзинской» колбасы во многом получил своё наполнение от качества здешнего скота с берегов Торейских озёр. Но не сложилось – всё испортила святая вера в привычное колхозное производство у тогдашнего руководства. Это, наряду с новыми рыночными отношениями и отсутствием достаточной помощи от государства, а также незаметно наступившая засуха и поставили некогда славное предприятие на грань банкротства. Но Кулусутай, выдержав кризис, всё-таки не исчезает и держится при любом раскладе, несмотря на все перипетии.
    
Почему выживет Кулусутай?

    Во-первых, здешняя молодёжь не чурается животноводства. Она вместе со старшими не даёт угаснуть традиционному занятию, приносящему при должном отношении доход, даже при известной экстенсивности. Способствует этому компактная территория сельского поселения, где стоянки находятся недалеко друг от друга и от села. Кроме того, Кулусутай расположен на старинном торговом пути в Монголию и Китай. Не зря старые поселения Забайкалья сохранились, располагаясь именно в таких местах, не то что совхозно-колхозные центры 1930-х годов и более поздних лет. Эти старинные пути за кордон, на которых стоит Кулусутай, рано или поздно дадут свои преференции – и Китай, и Монголия находятся в развитии. Взять хотя бы строящийся недалеко первый монгольский нефтеперерабатывающий завод – до погранперехода от Кулусутая всего 45 км. Или направление на Китай, полевая дорога от села всего в 100 км длиной выходит прямиком на Забайкальск и Маньчжурию. И эти две степные «трассы» в будущем обязательно примут иной, столбовой вид, сокращая автомобильный путь от Читы в Забайкальск на целых 100 и в Соловьёвск – на 150 километров.
    Но сейчас трудно приходится местным, Торейские озёра полностью высохли, а ведь они с марта и до ноября поили основную массу здешнего скота. Воду не только для животных, но и населения сейчас приходится добывать из-под земли и летом, и зимой с глубин до 100 метров, затрачивая на это уйму сил и средств. В прошлом году, в жару перед июльскими дождями, кулусутайцы испытали настоящее бедствие, когда живительная влага исчезала из большинства колодцев и скважин, а вокруг на десятки вёрст нет ни одного источника воды, кроме ключей возле Кулусутая. Но, кажется, время засухи заканчивается. В прошлом году кулусутайцы наконец-то получили впервые за 20 лет нормальный урожай картошки. Сильнейшие природные катаклизмы, наподобие наводнения и пожаров, подтверждают начало нового цикла, поскольку они как раз, говорят учёные, приходятся на стыки между ними. Надо ожидать, со сменой их и наполнением Тореев Кулусутай ждёт очередной подъём и развитие.
    Хотя население Кулусутая сильно убыло за последние 25 лет, оно всё равно больше, чем было после войны и репрессий 37-го года. Из разных источников видно, что и в 20-е годы прошлого века оно сильно поредело. Есть свидетельства, что в первый набор в войска атамана Семёнова ушло более 100 кулусутайских казаков. Это сыграло свою роль, когда более 100 человек местных в 1937–39 годах были репрессированы и большая часть их сгинула в лагерях и тюрьмах. После войны село представляло собой маленькую тихую деревушку с двумя щербатыми улицами. В наши дни население не достигает уровня начало прошлого века, когда в селе было даже волостное управление.
    Хулhатын харуул (Кулусутайский караул) – так называли местные тунгусы-хамниганы и буряты этот казачий посёлок. До 70-х годов бабушки-степнячки продавца в единственном магазине называли «перхашик», видимо, до революции было тут много богатых казаков с наёмными управляющими – приказчиками. До 90-х годов в селе ещё были целы несколько большущих домов дореволюционной постройки с двухэтажными амбарами на задворках. В самих этих красивых домах при советской власти располагались все госучреждения – школа, почта, интернат и даже клуб с кинозалом. Жаль, что ни одного дома кулусутайцы не сохранили. Самый лучший из них, был домом казаков Золотухиных, один из которых был генералом в семёновских войсках, а другой родственник, уже дальний, по некоторым данным, был никем иным, как легендарным артистом, сыгравшим Бумбараша.
    Кулусутай сейчас уступает своей ухоженностью сёлам Агинского округа, но отличается в лучшую сторону от многих других забайкальских поселений, в том числе и ононских. Разве что одна только свалка произвела удручающее впечатление на журналиста своей громадностью, занимая площадь целого поля. Причина одна – смешивание ценного для огородных дел навоза с бытовым мусором. Эх, кулусутайские котлеты не отделяются от мух.
    
«Заринская» степная Дума

    Следующим пунктом поездки была Новая Заря, что располагается в 18 километрах к северу от Кулусутая. До 1982 года эти два села были производственными участками крупнейшего в Читинской области колхоза «Гигант» с поголовьем тонкорунной овцы в 100 тысяч (третьим участком «Гиганта» был Соловьёвск в 70 км напрямую и за 100 вкруговую от Новой Зари. – Авт.). Денег от неё имелось в колхозе немеряно. Кажется, порой не знали, куда и вкладывать их. Например, «Гигант» участвовал в строительство новых корпусов во всесоюзной здравнице – курорте «Дарасун». Тогда каждый месяц восемь колхозников могли бесплатно отдохнуть там. Интересно, полагаются ли сейчас по праву правопреемников хотя бы одна-две путёвки в год? Наверняка, будут такие препоны, что едва ли что выйдет.
    Как бы то ни было, колхоз «Гигант» прекратил своё существование. Сначала государство Соловьёвск передало в Борзинский район, а затем кулусутайцы, решив отделиться, начали самостоятельное, вполне успешное, плавание в годы начавшейся перестройки. Остаток «Гиганта» в виде новозоринского участка не смог долго просуществовать по разным причинам и ликвидировался в начале 2000-х. Зато в селе открылся Торейский дацан, ставший украшением села. Построен он на средства прихожан двух соседних сёл, а также отчасти других ближних мест Ононского района – двух Ималок и двух Чиндантов. Другая достопримечательность – это Дом, вернее, целый Дворец культуры с 90-метровым спортзалом, носящий сейчас статус районного центра традиционной бурятской культуры. Он был показан врио губернатора края Александру Осипову, когда он приезжал в район в марте.
    Местная участковая больница была построена на средства «Гиганта», так же, как и огромнейшие МТМ, на месте которых сейчас пустырь. Эти учреждения со школой в придачу и дают всю работу оринцам. Не густо, конечно. Но совсем недавно начало работу в селе новое предприятие, на котором автор и побывал. Оно называется «Ононское подворье» и занимается полуфабрикатами из отличного сырья с торейских берегов. Недаром продукция цеха пользуется успехом даже в Москве, куда предприимчивая семья Гомбуевых, хозяев предприятия, наладила поставку. Надо сказать, что глава, Пётр Жамсоевич, начал заниматься предпринимательством ещё в лихие 90-е, но только сейчас хорошо встаёт на ноги. Основой стал опыт, помощь государства в виде выигранного гранта и наличие своей животноводческой фермы на паевой земле. А работой на постоянной основе в цехе занято не менее 10 человек, и, что ещё немаловажно, есть куда сдавать местным свою выращенную скотинку. Всё это – пока редкое явление на ононской земле. Есть в Новой Заре и другие предприниматели – светлые головы, как, например, Людмила Жамсаранова, начавшая первой применять капельное орошение прямо в степи на стоянке, вкладывая не очень большие средства, но зато с пользой в виде гарантированного урожая отличной огородной продукции. В этом году она, управившись с сакманом, ждёт хорошей погоды, чтобы наладить этот самый передовой и экономичный способ поливного земледелия на большей площади. Не хватает только рабочих рук и времени на это интересное, прибыльное дело.
    Знаменито село своими уроженцами. Здесь и свои генералы, есть и чемпионы мира, свои известные писатели-поэты. Это П. Бадюнов, В. Ешеев, В. Балдоржиев. Но они представители тех времён, когда Новая Заря была большой и многолюдной, когда в здешней школе училось детей кратно больше, чем 85 сегодняшних школьников, а в «Гигант» стремились попасть люди со многих мест. Растут таланты, конечно, и сейчас, и мы обязательно услышим о них. Это в будущем, а сейчас Новая Заря, выживая за счёт традиционных занятий степняков, страдая от безработицы и многих ошибок от позднего социализма, старается просто не исчезнуть.
    Есть надежда на то, что бурятский центр культуры при новых краевых властях отремонтируется и обретёт иное состояние. Но село находится всё же в стороне от «большаков», а имеющаяся гравийная шоссейка от райцентра постоянно находится в плохом состоянии и очень узка. А ведь эта дорога является отрезком отмеченного выше прямейшего пути от Читы на Забайкальск и Соловьёвск. Если будут вложены средства на улучшение этой трассы с продолжением от Кулусутая до госграницы с Монголией в Соловьёвске, а лучше до Забайкальска с пересечением дороги Борзя – Соловьёвск у озера ЗунТорей, то и Новую Зарю тоже ждёт развитие, и один из районных очагов культуры не останется таким заброшенным, как сейчас.
    Окончание – в следующем номере.
    
    Геннадий БОЛОТОВ
3d
Яндекс цитирования