Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Новости недели
    Акцент недели
    Срочно в номер
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Жизнь на руководящей работе
НАША ГОРДОСТЬ
    «Эти трудности нас и подстёгивают»
НАШИ ЛЮДИ
    Платье одно, а счастья много!
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
    Усть-Наринзор, или Пока есть такие люди
ХОЧУ СКАЗАТЬ
    Где наше цифровое телевидение?
ЗАПИСКИ СТАРОЖИЛА
    Аргалей
ТелеМАНИЯ
    Терминатор. История. Часть 2
ЗАПОВЕДНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ
    В погоне за горбачём
ПРОШУ СЛОВА!
    Скот в загон?!
ВЫХОД В СВЕТ
    Кот Батон и принцесса Звёздочка
ЮБИЛЕЙ
    Жизнь для детей
ЧАДО газета для детей и молодежи
    Привить любовь к чтению
СМЕЛО ЗА ДЕЛО!
    Быть первой
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    Памяти Михаила Вишнякова
ЗДОРОВЬЕ
    Как я пиелонефрит вылечила
НАШЕ ДЕЛО
    Библиопривет! Нам – 65 лет!
    Центр культуры в Токчине
    С юбилеем тебя, «Толон»!
ФАЗЕНДА
    Скоро-скоро Новый год!
Выпуск № 49 от 03.12.2019 г.
Платье одно, а счастья много!
Детство петровчанки Ирины Георгиевны Коршуновой было нелёгким, юность опалена войной. Не за горами 75-летие Великой Победы, и ровесники её поколения имеют прямое отношение к той священной и памятной дате. А значит, заслужили внимания. Жаль, что остались их в Петровске считанные единицы. Вот и мою героиню можно именовать «последней из могикан». Такова жестокая правда жизни, ничего тут не попишешь.
    Несмотря на весьма солидный возраст, а Георгиевне с июня пошёл 94-й годок, она не унывает, принимая его философски и с благодарностью, как данность. Была бы душа молодой, а с этим у героини моего рассказа всё в порядке.
    
Арина – Ирина

    В далёком 1926 году, в восемнадцатый день мая, в многодетной семье крестьян-единоличников села Харашибирь Мухоршибирского района Бурятии Георгия и Евдокии Полянских родился четвёртый ребёнок, дочка. Маленькая, горластая, шустрая. По народному календарю был это праздник Арины Рассадницы. Так и решили наречь новорождённую – Ариной. Правда, метрику оформили только 1 июня. Дома разглядели, что днём рождения дочки значится тоже 1 июня, а в графе «имя» записано не Арина, а Ирина. Кто знает, быть может, это был какой-то неведомый знак судьбы, и явись она миру Ариной, совсем по-другому сложилась бы её судьба. Детство ребятишек семьи Полянских, которых вскоре стало уже шестеро, было не из радостных. Времена тяжёлые, голодные. И хоть родители трудились от зари до зари, с трудом удавалось прокормить голодные рты да одеть детей. Помнит героиня рассказа, как готовились к одному из праздников Пасхи. Мать справила дочкам по простенькому ситцевому платьицу, сыновьям – по рубахе. А отец, начистив дёгтем, выставил в ряд все восемь пар ичигов – от взрослых до крошечных детских. Такой была у ребятишек далёких 30-х годов одёжка-обувка.
    Родители надрывались на бесконечных крестьянских работах, держали своё подворье, растили огородину, но жили за чертой бедности. В поисках лучшей доли отправился однажды тридцатилетний Георгий Полянский в Улан-Удэ, в надежде найти работу, жильё и перевезти семью. Но вернулся больной тифом, слёг. А вскоре заболела семья. Не выжили глава семьи и трое детей. Осталась убитая горем вдова с тремя малолетними – дочками Надей, Ирой да крошечным сыном Петей.
    
На скрипучей телеге – в новую жизнь

    Держались из последних сил. Старшенькую Надюшу определили в няньки. А Ира ходила по дворам, прося милостыню. Однажды из Петровска с твёрдым решением увезти в город семью дочери приехал дед Ермолай Лаптев (отец Евдокии). Продали последнюю, что была в хозяйстве, полузаморенную лошадёнку. На старой скрипучей телеге уместился весь нехитрый скарб семьи – деревянная кровать, табуретки, несколько узелков с одеждой. Поначалу в городе квартировали. А через месяц за 700 рублей вырученные от продажи лошади, купили собственный домишко у самой горы по улице Красной. Вповалку спали на большой деревянной кровати, весь день находясь в ожидании, когда же вернётся с работы мать. Поначалу Евдокия мыла пассажирские вагоны, после 15 лет работала в кондукторском резерве на железной дороге. За трудолюбие местный профсоюз оказал Евдокии Ермолаевне материальную помощь. На те премиальные справили пятилетнему Пете чёрный костюм с начёсом, Иринке – лаковые туфельки, которые оказались ей малы. Столько разочарования пережила девчонка, ведь в ту пору она уже училась в школе. Туфельки обменяли на тяжёлые ботинки. Но до сих пор в семейном альбоме хранится фотография, на которой первоклассница Ира Полянская среди петровских девочек и мальчиков, одетых по форме, стоит в белом ситцевом платьице. Оно-то было за радость. Каждый день вечером его стирали, сушили, катали (гладили) рубелем, так как утюга в доме не было. В школу девочка ходила с удовольствием, ей нравилось учиться, она много читала и была отличницей. Эта школа на одной из улиц Петровска (бывшая синагога) станет отправной точкой в её судьбе. Здесь она окончит семилетку, сюда, повзрослев, придёт на работу в горисполком, позже в собес. И пробудет здесь в разных статусах целых 23 года.
    
Маленькая да удаленькая

    Семилетку Ирина окончила в июне 1941-го. Ей только-только исполнилось 15 лет. Материально Полянские жили по-прежнему трудно. Но их гостеприимный дом всегда был открыт для хороших людей. Частенько наведывались односельчане из Харашибири, привозившие на рынок излишки продуктов. За ночлег рассчитывались кто кусочком мяса, кто краюхой хлеба, кто крынкой молока. Это было подспорьем, ведь Евдокия зарабатывала немного, а старшая дочь по-прежнему была в няньках. Ей так и не удалось получить образование. А вскоре она заболела.
    За отличную учёбу Ирину хотели премировать поездкой в Москву, о чём она очень мечтала. Собрали группу отличников. Узнав, что учёба в 8-м классе будет платной и нужно платить 150 рублей, девчонка расстроилась. Таких денег в семье не было. И учёба, и поездка в Москву для неё сами собой отпали. А через три недели грянула война, которая резко поменяла жизнь людей. И пусть в Петровске не слышали взрывов и рокота бомбардировщиков, здесь тоже жили по законам военного времени.
    На работу Ирину не брали, у неё пока не было паспорта. Подалась дивчина в няньки. В двухквартирном доме по улице Комсомольской водилась с детьми Буренковых и Безъязыковых, варила обеды для двух семей, стирала бельё, ходила на колхозный двор за молоком. Путь к нему лежал мимо родного дома. Забежит, бывало, на минутку, а там гости, односельчане, все роднее родных. А нужно поспешать. Возвращается назад и плачет горькими слезами. Очень дома побыть хочется. А между тем шла война…
    
«Ах, война, что ты сделала, подлая…»

    Помнит Ирина Георгиевна, будто было это вчера, опустевшие дворы, притихших, испуганных, как воробышки, малых детей, скромные пайки хлеба. И ещё много такого, что детей вмиг сделало серьёзнее, а детство, ещё недавно тихое и безоблачное, – взрослым. Война до Петровска докатывалась похоронками, сообщениями о пропавших без вести да вернувшимися раньше времени фронтовиками-калеками.
    В 16 лет, шёл сентябрь грозного 1942-го, получила Ирина паспорт. А вскоре устроилась на работу в нарсуд, здание которого располагалось в ту пору по улице Декабристов. Хорошая была судья, строгая, но добросердечная. Заприметила старательную дивчину – курьера. Маленькая, с задорными косичками из-под платка, скромно одетая девчонка, но такая старательная да покладистая. Везде поспеет и всё сделает на совесть. Через несколько месяцев Ирина Полянская была уже секретарём, позже старшим секретарём нарсуда. Здесь она встретила своё совершеннолетие.
    В 1944-м в нарсуд нагрянула строгая ревизия. Шла весна, март. А девушка в тяжёлых, промокших от талого снега валенках. Топ-топ… Протопала, оставив следы на полу. Работой старшего секретаря Полянской ревизоры остались довольны. И даже пригласили её на собеседование в Управление в Читу. Собирали в поездку всем миром. Из офицерских брюк справили шерстяную юбку-четырёхклинку. Коллега одолжила свои туфли. За 160 рублей купили чулки, свою кофточку Ирине дала судья Надежда Александровна. А косынку она сделала из куска пёстрой атласной ткани, которая хранилась дома. В Чите с Ириной беседовали строгие начальники, отметив её хорошую работу. «А косички пора расплетать!» – вполне серьёзно сказали ей. Ирину премировали небольшой суммой денег, на которые она купила коричневое осеннее пальто.
    Кто знает, быть может, она могла бы сделать карьеру, работая в нарсуде и подавая неплохие надежды. Но жизнь распоряжалась по-своему. Ирина стала учащейся школьного отделения местного педагогического училища, окончив два курса. Так вышло, что в 1946-м она снова пришла в школу своего детства, где в ту пору уже размещался горисполком. Нужно было зарабатывать деньги на жизнь. Толкового секретаря заприметили в местном собесе, где она помогала готовить ведомости для выплат пенсий. Из неё получился ответственный инспектор, затем старший инспектор собеса по назначению пенсий. Здесь она отработала 15 лет и заслужила звание «Лучший инспектор области».
    Беседуя с Ириной Георгиевной, тихо поражаюсь её светлой памяти на даты, фамилии, имена-отчества людей, с которыми ей довелось учиться, работать, общаться. Словно это было с ней вчера. Её по праву уважали, потому что восемь созывов Ирина Георгиевна Коршунова была ответственным и добросовестным депутатом городского Совета.
    
Совет да любовь!

    Не рассказать о её дружной семье было всё равно, что не сказать ни о чём. Свою единственную в жизни любовь, Иннокентия Коршунова – участника войны, она встретила не где-нибудь, а у себя дома, на улице Красной. Как оказалось, они земляки. В войну Иннокентий был старшиной, механиком-водителем танка Т-34. А воевал в составе отдельного 45-го танкового полка на Западном фронте. Был дважды контужен. С 1945 по 1950 годы проходил срочную службу. Вообще, как сказал сын Александр Иннокентьевич, о войне отец вспоминать не любил. Был мудрым, добросердечным человеком, уважаемым заводчанином-прокатчиком, отличным семьянином. До ухода на заслуженный отдых Иннокентий Герасимович работал старшим посадчиком металла в прокатном цехе. Он почётный металлург, член КПСС.
    Свою Ирину встретил после войны. Работал парень на погрузе металлургического завода, отгружал металл. Скитался по квартирам. Так и попал в гостеприимный дом Полянских, где ему выделили спальное место на чердаке. Два года присматривались молодые друг к другу. В 1953-м заслал жених сватов. В Хонхолое сыграли весёлую деревенскую свадьбу, на которую невеста надела бордовое шерстяное платьице, единственное в её девичьем гардеробе. Днём рождения их семьи в свидетельстве о браке значится 28 апреля 1953 года.
    «Совет да любовь!» – пожелали им когда-то на свадьбе. На том и стояли сорок два совместно прожитых года, до кончины в 1995 году Иннокентия Герасимовича. Вырастили замечательных сына Александра, дочь Людмилу, дождались внуков Славу, Ирину (она наречена в честь своей бабушки). Уже без главы пополнилась семья Коршуновых внучкой Машей, правнуками Мишей, Сашей, Алёшей.
    Сегодня рядом с Ириной Георгиевной её заботливые и любящие сын Александр Иннокентьевич, невестка Ольга Владимировна. Живут домами рядом.
    
Яблоко от яблони…

    Когда-то супруг Иннокентий Герасимович отстроил добротный дом по улице Ангарской, где и по сию пору живёт Ирина Георгиевна. Со временем, благодаря добросовестному труду и стараниям, пришли благополучие и стабильность, которых так не хватало в тревожной молодости. Героиня моего рассказа не обделена вниманием родных, её уважают горожане, родственники и приятельницы. По воскресеньям с подругой Раисой Михайловной Антоновой у них традиционные посиделки за чаем и блинами. Что происходит в мире, о чём пишет пресса (кстати, Коршуновы – давние читатели газеты «Земля»), – всё интересует и волнует героиню моего рассказа. До недавнего времени она, активная общественница, не пропускала ни одного городского мероприятия, будь то 9 Мая, выпускные вечера школьников, Дни железнодорожника или металлурга.
    Молодые годы остались позади, где много трудились, интересно жили, увлечённо отдыхали. Держали домашнее хозяйство, взращивали урожаи на своих огородах. Любовались красивыми цветами на грядах, цветы – её увлечение и страсть! Посещали близлежащий лес, собирая грибы и ягоды.
    Многие годы Ирина Георгиевна работала в городской инспекции Госстраха бухгалтером, позже экономистом, подрастив старшенького сына Сашу. В её трудовой книжке 35 лет стажа, а это значит, – добросовестного и ответственного труда. Она ветеран труда, уважаемый в Петровске человек. Оптимист, не стареющий душой, с благодарностью встречающий каждый отпущенный судьбой новый день.
    
    Татьяна ГОРОДЕЦКАЯ
3d
Яндекс цитирования